melanhton
Оригинал взят у frau_zapka в Феминизм — это НЕ борьба за равные права

women_like_menПопалась мне тут на глаза статья в Хаффингтонпост "Why feminism is not the fight for equal rights?". Читать там, собственно, нечего, очередной му что-то там беснуется по поводу недостаточно мущинского феминизма. Однако название настолько чоткое, что его стоит позаимствовать.

Почему феминизм – это не борьба за равные права?

Прежде всего встает и остается стоять вопрос – в каких правах, с кем и зачем предполагается уравняться. Многие феминистки с детским пылом утверждают, что нужно добиться равных прав с мужчинами и тогда наступит счастие. Однако это враки и вязкая трясина, в которой феминизм топчется уже сотню лет и никак не вытянет ноги.

Представьте себе структуру или организацию, созданную для удобного угнетения некой группы людей. Нацистский концлагерь для неправильных наций. Ку-клукс-клан для преследования негров. Преступную группировку, торгующую людьми. Метрополию, выкачивающую ресурсы из колоний. Плантацию, получающую доход от рабского труда. Галеру, плывущую силами прикованных к веслам гребцов. Понятно, какие права в этой структуре имеют угнетающие, и какие права – угнетенные.

То же самое в нашем малоприятном общества, построенном для и выживающем за счет угнетения женщин, присвоения женского труда, и в целом работающем только и исключительно в интересах правящего класса – мужчин. (Если это вызывает сомнения, вспомните историю и статистику – кто (пол?), когда и как строил это общество, у кого (пол?) сейчас в руках сконцентрировано 99% мировой собственности, кто (пол?) издает законы, в чью (пол?) пользу, кто (пол?) составляет большинство в правительствах, советах директоров и международных организациях, кто (пол?) самые бедные и кто (пол?) самые богатые, кто (пол?) совершает 90% всех убийств и почти 100% изнасилований и т.д.)

Так каких же равных прав предполагается востребовать? Добивались ли заключенные лагерей равных прав с эсэсовцами в деле осуществления пыток? Жаждали ли негры права на работорговлю или равного с рабовладельцем права стегать плеткой? Требовали ли колонии одинаковых с метрополиями прав грабить и морить голодом? Нет, все угнетенные группы выступали за устранение источника угнетения/угнетателя, хотя бы в отдельно взятом регионе: рабства, нацизма, колониализма, расизма и т.д. Все, за исключением женщин. Только женщины-феминистки настолько стыдливы, что всего лишь хотят равных прав в деле угнетения самих себя, а не разрушения системы мужского доминирования в целом.

Добиваться равных прав в обществе, построенном мужчинами для мужчин означает пытаться получить их главное право – угнетать. Можно ли в этом добиться успеха женщинам? Как ни странно, да. Однако лишь ничтожно малому числу и лишь до некоторой степени: для этого существует институт надсмотрщиц. Доверенным рабам хозяева делегировали обязанности наказания других рабов. Часть местной элиты в колониях помогала грабить свое население и получала процент от награбленного. Отдельные заключенные в концлагерях выслуживались до капо за миску баланды.

Такое же «равноправие» мы видим в женском вопросе – единичным представительницам разрешают взять на себя грязную работу по поддержанию кучерявой системы мужского доминирования (Тэтчер, Мизулина, Пейлин и т.д.) Да, женщины в патриархате могут урвать кусочек власти – власти угнетать как мужчины и для мужчин, но никогда и ни при каких условиях не получат власти не угнетать.

У мужчин в руках юридическая, экономическая, политическая, сексуальная, медийная и вся остальная власть. Они имеют права:

1) На женское тело. В руках мужчин (в том числе патриархальных религиозников) находится законодательство об абортах и контрацепции, и только они разрешают/запрещают/ограничивают эту чисто женскую сферу. Ни в одной стране мира женщина не имеет права на аборт по собственному желанию – а значит, она не имеет права на свое тело нигде в мире, что бы нам ни пели на этот счет; нигде в мире не победил никакой феминизм.

Я не хочу никаких равных прав с мужчинами в этом вопросе, их это вообще не касается. Я хочу исключительные права на свое тело и свое здоровье.

2) На женскую внешность. Косметические мегакорпорации, фармкомпании, индустрия похудения в руках мужчин, и именно они продвигают стандарты красоты и глянцевый гламур – чтобы получать деньги за миллионные продажи никому не нужных консилеров-бронзаторов. И именно мужчины получают как экономические, так и лично-бытовые выгоды от поддержания женщин в состоянии беспокойства по поводу своей внешности.

Нет, я не хочу равных прав в насаждении стандартов красоты и доли в бизнесе по впариванию говна. Я желаю иметь единоличное право решать, как мне выглядеть.

3) На сексуальное обслуживание. Мужчины по всему миру за редким исключением имеют полное право (де-факто или де-юре) безнаказанно насиловать проституток, своих жен и женщин на завоеванных территориях. Да, это так. Изнасилования – массовые, однако насильники уходят от наказания либо получают чисто символическое возмездие – потому что на изнасилованиях и вызываемом ими ужасе, как на фундаменте, стоят государства и общества. А на довольно-таки весомой и густонаселенной части планеты [мужская] педофилия не просто ненаказуема, но дозволена и узаконена. И это не только детская проституция в Азии, это и детские браки в исламских странах, где 7-10 летних девочек истязают и насилуют взрослые «мужья».

Нет, я не хочу равные права, чтобы на равных насиловать взрослых и детей. Я хочу целиком и полностью лишить мужчин этих прав, и не только на бумаге.

4) На политическую власть, деньги и полезные ископаемые всего мира: именно они правят государствами, командуют армиями и качают нефть. Они получают сверхприбыли от эксплуатации населения (особенно женщин) третьего мира (и не только его) и за счет уничтожения и загрязнения природы.

Нет, я не хочу на равных принимать участие в управлении государствами и компаниями, которые гробят китаянок на потогонных фабриках и регулярно устраивают экологические катастрофы. Я не хочу равного участия в войнах, чтобы на равных убивать людей и равноправно грабить завоеванные страны.

5) И еще многие, многие. Право вонять, хамить, оскорблять. Право приставать к женщинам на улицах и лапать в метро. Право на религиозное одобрение своих мерзостей. Право избивать жен и подруг, которые всегда самивиноваты. Право на бесплатное домашнее обслуживание и бесплатных нянь для своих детей.

Мне не нужны рабыни, мне не нужны девочки для битья, я не хочу "равного права" унижать и оскорблять. Я хочу, чтобы у мужчин не было таких отвратительных прав.

Как мы видим, на поверку ласкающий слух лозунг о равноправии оказывается не таким уж невинным. Однако поскольку равенство женщин в мире мужского доминирования в принципе недостижимо и оксюморонно – казалось бы, и беспокоиться не о чем. Тем не менее побеспокоиться стоит.

Стремление наивных феминисток добиться так называемого равноправия с мужчинами в мужских занятиях всецело поддерживается этими мужчинами (только пусть женщины более лучше стараются, учатся у господ) и обескровливает женское движение. То там, то сям раздаются радостные взвизги, что-де женщинам разрешили служить в армии (где их будут насиловать и унижать старшие по званию, но зато это же армия), что в очередной католической стране женщину выбрали президентом (и теперь сажать в тюрьму за аборты будут от имени женщины, радость-то какая), что сильные женщины круто владеют мегабизнесом (а работницы этих мегабизнесов, вроде волмарта, живут в нищете)… Превозносится «феминистское порно», рекламируется «такая же работа» в проституции, супервыгодное суррогатное материнство – все по образу и подобию господ, мол мы не хуже вашего умеем скрутить женщин в бараний рог.

Некоторые подачки особо старательным равноправицам все же перепадают. Но конечно не за счет мужчин, как можно. Домашний труд достается служанкам-мексиканкам, 16-часовой рабочий день – китаянкам и вьетнамкам, изнасилования – восточноевропейским проституткам. И если освобожденные женщины достаточно благодарны, то им дают и должности а-ля сара-пейлин, чтоб они до кровавых мозолей поддерживали «освободителей» в надежде, что их минует чаша сия, что угнетать будут каких-то других женщин, «а у меня равноправие, я в домике».

Феминизм – это не борьба за равные права. Это борьба женщин за свои права – за право на безопасность, жизнь, здоровье, собственное тело. Эти права были и остаются в руках мужчин, и их не нужно с мужчинами вежливо и равненько делить – их нужно полностью вернуть себе.

P.S. Несмотря на очевидную несостоятельность и грязную изнанку мифа о равноправии многие женщины годами и десятилетиями продолжают целяться за него. Это вызвано прежде всего страхом (вдруг накидают в панамку чтоб не смела) и во вторую очередь подспудным поиском одобрения от мущинок – «я не за каких-то там баб, чтовы-чтовы, я за Равные Права». Правда, искомые мущинки не очень-то одобряют и лихо обламывают боевым аргументом «а как же Равные Обязанностти? А шахта-шпалы-штабеля?».



@темы: деконструкция мифов, феминизм