10:35 

Продаются Natashi. Четвертая волна

melanhton
Продаются Natashi
  • Источник: Отрывки из книги Виктора Маларека «Продаются Natashi» (Victor Malarek «The Natashas», 2003г. )

Канадский журналист и писатель Виктор Маларек больше тридцати лет своей жизни посвятил исследованию самых болезненных социальных и этических проблем современности. В 2003 году вышла его книга "Продаются Natashi", проливающая свет на один из наиболее отталкивающих и трагических аспектов нелегальной миграции — торговлю женщинами.

Четвертая волна

С распадом Советского Союза демократия вихрем пронеслась по республикам некогда всемогущей коммунистической империи. Это было время невероятных изменений и сдвигов, и казалось, что большая часть населения им рада. У многих осуществилась заветная мечта. Они свободны раз и навсегда для самостоятельной жизни. Они вольны говорить на своем языке, следовать своей вере и, самое важное, сами управлять своей страной.

Затем вмешалась реальность. Грезы о лучшей жизни испарились буквально за одну ночь. Движение к рыночным реформам, вместо того чтобы привести страны бывшего СССР на путь глобальной экономики, вызвало безудержный рост капитала. Законность и порядок были подорваны алчностью и взяточничеством. В новых республиках экономика обрушилась в мгновение ока, и от системы социальных гарантий, обеспечивавших населению установленный прожиточный минимум, не осталось и следа. Безопасность и равенство ушли в прошлое. Демократия оказалась жестокой подделкой.

В последовавшем хаосе десятки миллионов людей были брошены на произвол судьбы, оставлены выживать, как умеют. К кому им обратиться? Уж конечно, не к правительству. Правящий класс показал себя как класс охотников за наживой. Пока обыватели гадали, чем будут обедать завтра, политики и высокопоставленные бюрократы набивали карманы, да так, что по швам трещало. Для них «мерседес» и сотовый телефон стали будничной рутиной, вопрос лишь, сколько штук и какой модели. Когда высшие эшелоны прибрали государство к рукам и принялись накапливать неслыханные богатства, традиционное недоверие к властям, укоренившееся за годы советского режима, перешло во всеобщее разочарование. Людям приходилось заботиться о себе самим.

Но вскоре ослабление тотального контроля наряду с прозрачными теперь границами привлекло другую страшную силу. Непроницаемый прежде железный занавес разбился вдребезги — и волной нахлынула организованная преступность, заменив занавес… дешевой пластиковой молнией. Стремительно вырос черный рынок. Не замедлил преступный мир положить глаз и на самое ценное достояние бывших советских республик — прекрасных, но отчаявшихся женщин и девушек, образованных, с хорошими манерами, но без каких бы то ни было перспектив.

Когда социальная структура пришла в расстройство, начали распадаться семьи. Дети оказывались на улице. Мужья искали утешения в бутылке, алкоголизм стал эпидемией. Насилие над женщинами и детьми входило в привычку. Женам оставалось только собирать осколки прежней жизни. Чтобы свести концы с концами, они занялись поиском работы. Даже молодые незамужние девушки отправлялись на заработки, чтобы прокормить младших братьев и сестер, престарелых родителей. Однако к этому времени женская безработица выросла приблизительно до 80 процентов. Рабочих мест просто-напросто не было. Доведенные до предела безысходностью, женщины представляли собой идеальную мишень.

Появляются «спасители», обещающие женщинам ни много ни мало избавление от мук, да еще в бесконечном разнообразии вариантов. Работать нянями в Греции… домработницами в Италии и Франции… горничными в Австрии и Испании… моделями в Северной Америке и Японии. Каждый раз агенты по найму рисовали заманчивые картины высокооплачиваемой работы в сказочных землях. Поколению девиц, выросших на романтических фантазиях о Западе, это казалось не просто осуществлением мечты — спасением. Они не раздумывая хватались за этот шанс… и попадали в ловушку. Отныне их жизнь складывалась куда хуже прежнего.

Наташи разъехались по всему миру — последняя новинка процветающего секс-бизнеса. Они стоят вдоль улиц в районах красных фонарей в Австрии, Италии, Бельгии и Голландии. Они переполняют бордели в Южной Корее, Бос¬нии и Японии. Они работают обнаженными в массажных салонах Канады и Англии. Запертые в апартаментах, они исполняют роль секс-рабынь в Объединенных Арабских Эмиратах, Германии, Израиле и Греции. Они выступают в пип-шоу и убогих стриптиз-клубах Соединенных Штатов. Случайный наблюдатель путает их с женщинами, которые добровольно торгуют своим телом. Вызывающе одетые, с дешевым макияжем, на тонких каблуках они идут той же походкой, разговаривают так же. Они улыбаются, подмигивают, рисуются и принимают позы, но делают это только потому, что знают, что ждет их в противном случае.

Ежедневно Наташи вынуждены обслуживать от десяти до тридцати мужчин.

Заработанные ими деньги уходят к их хозяевам. Они живут в нечеловеческих условиях, терпят беспрестанные побои и угрозы. Тех, кто сопротивляется, жестоко наказывают. Тех, кто отказывается работать, калечат, а порой и убивают.

Большинство людей понятия не имеет о самом существовании этих женщин. За пределами своего уличного ремесла они, как правило, невидимы — сидят под замком в квартирах, борделях, массажных салонах и барах. Для клиентов они не более чем взаимозаменяемые тела. Клиентов не интересует, что их держат в плену; ведь секс за деньги — тоже сделка, ничуть не хуже любой другой. Хозяева и сутенеры видят в Наташах дешевый товар, который надо использовать на полную катушку, пока не испортился. А для бандитов торговля женщинами и девочками — один из самых прибыльных видов коммерческой деятельности. Сегодня торговля людьми — третий по доходности бизнес в мире после нелегальной торговли оружием и наркотиками. По оценкам ООН, она приносит организованным преступным группировкам более 12 миллиардов долларов США чистого дохода в год.

В придорожном кафе неподалеку от Рима албанский сутенер хвастался:

«Я заплатил за нее 2500 долларов. Расходы окупились за несколько дней».

Согласно данным Интерпола, проданная женщина может принести от 75 до 250 тысяч долларов в год. Товар при этом изобилен и дешев. А едва женщина «теряет форму» или перестает пользоваться спросом, как ее выгоняют и заменяют более молодым и свежим лицом.

Статистика ошеломляет. В докладе за 2003 год Государственный департамент США подчеркивает, что «ни одна страна не защищена от торговли людьми», и оценивает общее количество жертв международного трафика примерно в 800-900 тысяч. Цифра не учитывает торговлю внутри стран, что, по мнению некоторых обозревателей, могло бы поднять ее до двух миллионов, а то и больше. Как это ни печально, доклад констатирует, что «торговля людьми не только продолжается, но и идет в гору во всех уголках планеты» и что подавляющее большинство ее жертв составляют женщины и дети.

В докладе также утверждается, что торговцы доводят женщин и детей до скотского состояния, «подвергая их изнасилованиям, унижениям, пыткам и заражению венерическими инфекциями (в том числе ВИЧ/СПИД). Жертвы работают в нечеловеческих условиях, плохо питаются, впадают в наркотическую и алкогольную зависимость. Все больше людей, проданных в проституцию, подхватывают ВИЧ/СПИД».

Международный невольничий рынок — не новость. Азиатские женщины много лет являлись на нем основным товаром, и целые полчища мужчин по-прежнему стекаются в Бангкок и Манилу на секс-пикники. За минувшие три десятилетия мир стал свидетелем четырех волн торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации.

Последний поток из Восточной и Центральной Европы прозвали «четвертой волной», и его скорость и масштабы непрерывно возрастают. Десять лет назад этих женщин даже не фиксировала статистика. Сегодня они составляют более 25 процентов товара.

Первая волна пришла из Юго-Восточной Азии в 1970-х годах и состояла преимущественно из таек и филиппинок. Вторая — африканские женщины, в основном из Ганы и Нигерии — нахлынула в начале 1980-х. За ней последовала третья, из Латинской Америки, выставившая на панель уроженок Колумбии, Бразилии и Доминиканской Республики. Так что мир не вчера узнал, что женщин похищают, продают и насилуют. Единственное различие в том, что сегодня зло торжествует, как никогда.

Жертвы контрабандистов

Ежедневно жительницы бывшего Восточного блока, привлеченные предложениями работы, вступают на путь, ведущий в преисподнюю сексуального рабства и насилия. Несмотря на постоянные предупреждения по радио и телевидению, в газетах и на рекламных щитах, отчаявшиеся женщины по-прежнему наивно выстраиваются в очередь с заявлениями в руках: вдруг наконец повезет? Реклама в печатных изданиях Киева, Бухареста, Санкт-Петербурга, Москвы, Одессы, Минска и Праги предлагает нуждающимся женщинам выход из мучительной нищеты — шанс начать жизнь заново, — не требуя никаких профессиональных навыков. Им обещают относительно комфортные условия, по крайней мере по сравнению с домашними. Им предлагают места официанток, моделей, нянек, посудомоек и горничных по всему миру. Им сулят оклады до 2500 долларов — на родине им столько не заработать и за несколько лет. Некоторые объявления даже выглядят вполне официально под логотипом, изображающим американский звездно- полосатый флаг или канадский кленовый лист. Другие украшены заманчивыми триколорами Германии, Бельгии, Нидерландов, Италии или Франции.

Мнимые агенты по найму предлагают кандидаткам на места «полную компенсацию» расходов по переезду за границу. Они, как правило, не требуют опыта работы и женщин почти всегда ищут молодых, желательно одиноких. Вот что можно прочитать в киевской рекламной газете: «Девушки: стройные и привлекательные, юные и одинокие. Вас ждут вакансии: фотомодель, секретарь, танцовщица, хореограф, аниматор. Проживание бесплатное. Возможна зарубежная реклама. Обращаться лично». Контракт часто включает обучение, оформление проездных документов, оплату проезда и не стоит соискательницам ни цента. Им нужно только прийти! Чего новички не знают, так это статистики: в 95 процентах случаев обещанной им работы просто не существует.

Большинство объявлений дают частные кадровые агентства России, Румынии, Чехии и Украины. Некоторые даже проводят в российских университетах «день карьеры», обещая высокооплачиваемую работу за рубежом. Чаще всего подобного рода фирмы, или посредники, представляют собой самый настоящий охотничий рай для преступных сообществ, вовлеченных в прибыльную секс-индустрию. Уже более десяти лет не обремененные совестью псевдонаниматели ежегодно ловят в свои силки свыше 175 тысяч женщин из бывших советских республик и, как ягнят на заклание, переправляют их за рубеж торговцам, сутенерам и владельцам борделей.

Иногда кандидаток набирают группами. Вместе им не так страшно, и они с готовностью подписывают себе приговор. Нескольким женщинам из украинского города Львова предложили места домработниц в Чехии. Но стоило им пересечь границу страны, как их продали сутенеру по 500 долларов и отправили обслуживать клиентов на печально известную трассу Е-55 около чешско-германской границы. Другой случай: целый танцевальный ансамбль молодых украинок угодил в ловушку «импресарио», пригласившего их в турне по пяти городам Европы. Поездка казалась вполне законной. Девушек даже ознакомили с «контрактами». В Германии их заперли в апартаментах и продали торговцам.

Не всегда женщин приводят в мир секс-трафика фальшивые агентства по найму и фиктивная реклама. Первым звеном контрабандной цепочки чаще оказывается кто-то из родственников, соседей или знакомых. Некто умеющий завоевывать доверие окружающих, обращается к семье молодой женщины с предложением помочь ей найти хорошую работу за рубежом. Из года в год на эту уловку попадается бессчетное количество девушек.

Еще одна ловушка — «брачные службы», работающие под видом представительств международных организаций. Эти агентства, специализирующиеся на «знакомствах по переписке» и доступные любому обладателю компьютера, обычно не что иное, как бордели онлайн. Согласно данным Международной организации по миграции (MOM), штаб-квартира которой находится в Женеве, подавляющее большинство брачных интернет-агентств в бывшем Советском Союзе принадлежит организованной преступности и управляется ею. За красивую сказку о романтической любви и благоустроенной жизни на Западе цепляются бесчисленные жертвы — улов огромен и до смешного легок. Женщины сбегаются буквально толпами. Но стоит им решиться покинуть страну, чтобы встретиться с Прекрасным Принцем, и они тут же попадают в лапы безжалостных сутенеров. Новые «мужья» отправляют их прямиком на панель или просто продают в рабство.

Других жертв приманивают через границы «ухажеры по переписке», завлекая их перспективой провести романтический вечер в уютном городке. Их заталкивают в стоящий наготове автомобиль и продают сутенерам или контрабандистам за пачку купюр.

Возможно, одним из самых отвратительных способов «набора» является похищение. Девушек просто крадут. Во многих деревнях Молдовы, Румынии и Болгарии бандиты подстерегают их на проселочных дорогах по пути домой. Опасность так велика, что в некоторых сельских районах родители, чтобы уберечь дочерей, перестают отправлять их в школу.

В своей, несомненно, наиболее отталкивающей форме торговля людьми нацелена на сирот Восточной Европы. Так, в марте 2003 года Государственный департамент США доложил о системе контрабандной торговли сиротами в Молдове. Согласно отчетам о соблюдении прав человека, в группу риска входят девушки, которые «должны покинуть приют по завершении среднего образования», обычно в 16-17 лет- Большинство из них лишены средств к существованию, не говоря уже о возможности учиться или освоить профессию. Контрабандисты точно знают, когда девушкам укажут на дверь («некоторые директора приютов продавали информацию…»), и поджидают их с предложениями работы. Госдепартамент также подчеркивает, что российские отделения милиции «завалены заявлениями о похищениях и продаже детей из детских домов для сексуальной эксплуатации и детской порнографии» и что детская проституция широко распространена в сиротских приютах Украины. А в Румынии «многие интернаты способствуют заманиванию девушек в преступные сети».

В России сонмы детей, бежавших от жестокого обращения в приютах, бродят по улицам Москвы и Санкт-Петербурга. Их называют беспризорниками. Их ряды пополняют безнадзорные — уличные дети, брошенные родителями. Эти несчастные — трагический побочный продукт новой России. Согласно официальным оценкам, их около миллиона, однако многие социальные работники допускают, что цифра вполне может быть вдвое больше.

Более того, проблема затрагивает все бывшие советские республики. В новых независимых государствах угрожающе растет число детей, от которых, не имея средств на их содержание, отказываются семьи. Согласно данным украинской милиции, ежегодно родители выбрасывают на улицу 12 тысяч детей. Министерство внутренних дел сообщает, что в 2000 году зарегистрировано 100 тысяч бездомных детей. Из них 14 процентов — моложе семи лет, 50 процентов — сбежавших из приютов. Тем временем в соседней Румынии количество сирот превышает 60 тысяч.

Сиротские приюты по большей части располагаются в холодных складских помещениях. Исследование, проведенное Хьюман Райте Вотч в 1998 году, выявило, что с детьми в российских приютах обращаются «до крайности пренебрежительно и жестоко. Их бьют, запирают на целые дни в неотапливаемых комнатах. Они часто вынуждены терпеть сексуальные домогательства и унижения от персонала». Неудивительно, что тысячи детей сбегают каждый год, чтобы попытать свое счастье на улице.

Система детских приютов на Украине, в Румынии и России трещит по швам. Лишившись государственного финансирования, приюты не в состоянии обеспечить всех прибывающих сирот. Это ежедневная борьба за выживание. Сами принципы, на которых базируются учреждения, весьма несовершенны и мало способствуют адаптации детей к нормальной жизни. Даже их основные потребности удовлетворяются далеко не всегда, а уж о подготовке к независимости, ожидающей их по достижении восемнадцати лет, нечего и говорить. Редко кто из них способен справиться с кардинальными изменениями, которые приносит самостоятельная жизнь. Многие не умеют даже вскипятить чайник. Отсутствие элементарных жизненных навыков делает сирот — особенно девочек — легкой добычей негодяев, подкарауливающих их у ворот. Порой они обречены, еще даже не переступив порога: их вычисляют и продают сами работники приютов. Директора нескольких детских домов России, Украины, Румынии и Чехии признают, что их девочек отлавливают торговцы живым товаром, но сетуют на дефицит средств для борьбы с ситуацией.

В конце 1999 года двое «нанимателей» отбирали девушек в приютах Республики Карелия неподалеку от финской границы. Агенты по трудоустройству, казавшиеся солидными и компетентными, приехали с предложением профессиональной подготовки для девочек 14-17 лет. Очарованный ими персонал был счастлив, что нашлись благодетели, заботящиеся о будущем сироток. Сотрудники хорошо знали, с какой грубой реальностью придется столкнуться девочкам после восемнадцатого дня рождения, а тут хотя бы нескольким выпадает шанс чего-то добиться в жизни. После формальных собеседований нескольких счастливиц направили в Китай изучать традиционное кулинарное искусство. Поездка и обучение предоставлялись им бесплатно при условии, что после окончания школы они два года проработают официантками.

Желание участвовать в проекте изъявили около тридцати девушек — все, что неудивительно, хорошенькие, энергичные и наивные. Неделю спустя они со своими скудными пожитками погрузились в автобус. Возбуждение витало в воздухе. И на этом все. Вместо востока автобус двинулся на юг, в глубь Западной Европы. Их привезли в какой-то немецкий городок и заперли в квартире, лишив пищи и воды. Мечты девушек мгновенно обернулись кошмаром. Их постоянно осыпали бранью, то и дело избивали. Через несколько дней их собрали в гостиной и приказали раздеться перед группой мужчин, за которыми по пятам следовали телохранители. Головорезы похотливо осмотрели товар и принялись торговаться, покупая сироток партия¬ми по три, четыре, пять человек. Затем девушек распреде¬лили по немецким борделям, где заставляли ублажать по десятку мужчин в день. За последующие полгода нескольким удалось бежать. Остальных забрали в ходе полицейских рейдов. И только тогда историю этой омерзительной махинации удалось проследить вплоть до детского дома.

Необходимо отметить, что в зловонную клоаку международной торговли плотью попадаются не одни только наивные дурочки. Полиция и чиновники обычно изо всех сил стараются подчеркнуть, что некоторые женщины занимаются ремеслом добровольно. По всей видимости, в их глазах эта так называемая добрая воля служит оправданием их собственной инертности и равнодушия. Как бы там ни было, они жестоко ошибаются. Даже «согласные на все» женщины не имеют ни малейшего представления о том, что их ждет. Да, многие, соглашаясь на работу, прекрасно понимают, что будут задействованы в каком-то из секторов секс-индустрии: массажном салоне, стриптиз-клубе, пип-шоу или эскорт-агентстве. Процент нанимающихся «сознательно» колеблется от 30 до 80 — в зависимости от того, кто производит оценку: полиция, социальные работники, бюрократы или группы защиты прав женщин.

Но и те не представляют толком, на что идут. Вызвавшимся работать за границей в сфере проституции и эскорт-услуг дают понять, что им обеспечат какие-то особые условия. Например, что они будут получать 5 тысяч долларов в месяц, жить в роскошных апартаментах, иметь два выходных в неделю, обслуживать двух-трех клиентов за ночь — причем только тех, кого сами выберут. «Контракты» чаще всего заключаются не более чем на три месяца, по истечении которых женщин обещают отпустить.

Многие пускаются в авантюры под впечатлением от фильма «Красотка». Они рассчитывают легко разбогатеть и заодно, если повезет, встретить Прекрасного Принца. Но иллюзии разбиваются вдребезги, когда, прибыв к месту назначения, они сталкиваются с действительностью. Большинство погрязает в долговой зависимости, будучи не в состоянии окупить «расходы» на их билеты и проживание. Они становятся жертвами сексуальной эксплуатации в ее самых чудовищных формах и не могут ни уехать, ни сбежать. Как только их продают на открытом рынке сутенерам или владельцам борделей, они попадают в унизительное положение, вынужденные заниматься сексом с десятью, двадцатью, тридцатью мужчинами в день. Они не вправе отказать клиенту. Им не положено ни больничных, ни отгулов на время месячных. Некоторые беременеют и делают аборт. Многие зарабатывают ВИЧ-инфекцию и прочие венерические заболевания, не говоря уже о психологических и медицинских проблемах, происходящих от постоянных надругательств и групповых изнасилований. Одни становятся алкоголичками, другие наркоманками. Часто сутенеры подсаживают их на героин, чтобы добиться полного повиновения.

В общем, вне зависимости от того, насколько «добровольно» они идут на риск и каким образом попадают в капкан торговцев, женщины неизменно оказываются в положении рабынь, которых унижают, используют и перепродают. А когда они «изнашиваются»: стареют, ослабевают или слишком часто болеют, — их просто выбрасывают. Только тогда могут они подумать о возвращении домой. Но возвращаются крайне редко. Многие умирают от болезней и горя. Прочие теряют надежду и накладывают на себя руки.

Как только женщины наняты — или пойманы, или украдены, — включается безупречно отлаженная система контрабандной торговли. Чтобы переправить живой товар через международные границы, криминальные организации используют множество механизмов. Существуют совершенно законные на вид каналы, обеспечивающие въезд по студенческим, туристическим или временным рабочим визам. В некоторых странах женщины могут получить визу для работы экзотическими танцовщицами или артистками. Другие приезжают как «невесты по переписке». Когда срок визы истекает, они пополняют подземное царство нелегальных иммигрантов.

Если соблюсти видимость законности невозможно, торговцы обращаются к профессиональным контрабандистам. Организованные преступные группы создали плотную и замысловатую сеть маршрутов доставки женщин в разные страны по земле, воде и воздуху. Эти подпольные дороги буквально оплетают земной шар и чуть ли не на каждом шагу контролируются взаимосвязанными шайками. Собственно говоря, большинство путей были проложены контрабандистами давным-давно для перевоза нелегального оружия или наркотиков. Резко возросший в последнее время спрос на женщин из Восточной и Центральной Европы просто привел на проторенные тропы другой запретный товар…

Впрочем, география и обстоятельства торговли женщинами неустойчивы и постоянно меняются. В начале 1990-х годов основными поставщиками были Венгрия, Чехия и Польша. Десятилетие спустя они остаются важными источниками товара, но теперь сделались и крупными заказчиками. Большинство женщин, ввозимых в Чехию и Польшу, происходят с Украины, из России, Белоруссии, Молдовы, Румынии, Грузии и Болгарии. Тем временем возникают и новые вербовочные зоны — бывшие советские республики Армения, Грузия, Азербайджан, Киргизия и Казахстан. Треть трафика из этих регионов движется через Центральную Европу на запад, остальные две трети уходят на Ближний Восток и в Китай.

Чтобы наживаться на своем товаре, организованные преступные синдикаты проложили замысловатые прибыльные маршруты в дальние пункты назначения. Израиль, Объединенные Арабские Эмираты, Южная Корея, Таиланд, Китай и Япония занимают на преступном рынке проституции ключевые позиции. Все больше женщин нелегально вывозятся из Восточной Европы в Канаду и Соединенные Штаты, судя по бесчисленным рекламным объявлениям на последних страницах модных таблоидов, выходящих в североамериканских городах. «Русские красавицы. Ню-массаж с полным обслуживанием» всего за 6о долларов в час — прикосновения разрешены, «расслабление» гаран¬тировано. Заметно возрастает и ассортимент эскорт-услуг с участием русских девушек в Нью-Йорке, Майами, Чикаго, Лос-Анджелесе, Монреале и Торонто. В стрип-клубах и пип-шоу этих городов русские танцовщицы завоевали бешеную популярность. Поставщики живого товара не делают различий между русскими, украинскими, латвийскими или литовскими женщинами. Они без разбора подгоняют всех под один этнический шаблон — русские.

Чтобы опережать закон и противостоять международной борьбе с контрабандой, организованная преступность все глубже внедряется на внутренние рынки. Крупные восточноевропейские центры, такие как Бухарест, Прага, Одесса, Киев, Санкт-Петербург и Москва, без перебоев поставляют своих же жительниц на процветающий рынок секс-туризма в Северной Америке, Европе и Азии. В Чехии, Польше и Венгрии шоссе и маленькие города пограничной зоны являются местом активной торговли через немецкие и австрийские рубежи.

Всемирно известная трасса Е-55 расположена между Дрезденом и Прагой всего в нескольких километрах от чешско-германской границы. Этот пятикилометровый отрезок асфальта славится чуть ли не самой высокой концентрацией проституток в Европе. Похотливые клиенты — в основном немцы и австрийцы, проворачивающие здесь первосортные «сделки», — окрестили ее «дорогой любви». Их привлекают низкие цены — вдвое ниже, чем на родине.

Получасовой досуг на обочине Е-55 или в близлежащем городке Дуби стоит около 35 долларов. Наценка при сексе без презерватива — 10 долларов. Сюда приезжают не только европейцы. Бесчисленные сайты разнесли по миру со¬мнительную славу этой трассы, так что даже из Австралии и Северной Америки секс-туристы стекаются в Германию, арендуют автомобили и направляются на Е-55. Каждый пятачок на парковке и каждый метр обочины поделены и контролируются сутенерами; каждый затененный уголок в близлежащих лесах денно и нощно служит борделем на открытом воздухе.

Я решил заехать туда, чтобы посмотреть на это своими глазами, и поразился количеству девушек, предлагающих себя по обе стороны дороги. Сюрреалистическое зрелище. Проститутки невероятно молоды, некоторые — очень хороши собой. Сплошь уроженки Украины, Румынии, России, Белоруссии и Болгарии, выставляющие на продажу свои тела. Они стоят в непристойных позах, едва одетые: обтягивающие мини-юбки, распахнутые на груди джинсовки, тесные бюстгальтеры, туфли на шпильках. Мимо движется равномерный поток автомобилистов, и женщины то и дело поднимают футболки, показывая грудь. Некоторые кричат проезжим, что сделают все, что те попросят.

Атмосфера словно в каком-то чудовищном цирке. Но даже стороннему наблюдателю очевидно, что большинство женщин не распоряжаются торговлей самостоятельно. Территорию на побитых машинах патрулируют мужчины в пропитанных потом костюмах с золотыми цепями на шее.

Их единственная функция — следить за товаром и собирать выручку.

Пока я ошеломленно взирал на это море человеческого страдания, несколько женщин несмело вышли на проезжую часть и пронзительно закричали: «Warte mal!» («Эй, подожди!») и «Ich mache alles!» («Я делаю все!»). Стройная блондинка с волосами до плеч метнулась к моей машине. Стоило мне притормозить в пробке, как она потянула на себя дверцу и скользнула на пассажирское сиденье. Взмахом руки она показала, чтобы я ехал к уединенному лесочку, где потребовала 1400 чешских крон авансом. Я сделал, как она просила, но предупредил, что хочу просто поговорить. Она, похоже, очень удивилась, однако, пожав плечами, кивнула головой.

Все пятнадцать минут нашего мимолетного знакомства ее темно-карие глаза не отрывались от приборной доски автомобиля. Она говорила шепотом, нервно теребя свои неухоженные ногти. Трудный вышел у нас разговор. Звали ее Лида. Восемнадцатилетняя румынка, она уже три месяца работала на трассе Е-55. Лида — сирота. Когда ей подошло время покидать приют на окраине Бухареста, неожиданно объявилась какая-то женщина, утверждающая, что является ее родственницей.

Она назвалась моей тетей. Директор сказал, что это правда. Я не поверила, но что мне оставалось делать? Она объяснила, что у нее есть разрешение забрать меня. Я пошла с ней. Она отвезла меня к Стефану, и он поставил меня работать на этой дороге. Мое мнение в расчет не принималось.

«Моя жизнь больше мне не принадлежит»,

— устало закончила Лида свой рассказ. Неожиданно в ее глазах мелькнула паника.

«Если он увидит, что я с тобой разговариваю, то побьет меня».

Я спросил, не хочет ли она бежать.

«Я могу забрать тебя отсюда».

Руки Лиды задрожали.

«Нет. Он найдет меня и убьет. Он поклялся, что сделает это. Пожалуйста, я больше не хочу говорить».

Разговор внезапно оборвался, когда она неожиданно нырнула под приборную доску, изображая, будто работает. Краем глаза она поймала взгляд Стефана в боковом зеркале. Сутенер с глазами-бусинками, с маслянистыми курчавыми волосами и гадкой ухмылкой проехал мимо на белом потрепанном «форде». Он угрожающе зыркнул на меня. Через несколько минут Лида выскочила из машины и заспешила к своему пятачку на Е-55. Она выглядела обеспокоенной и грустной. Ее сутенер остановился, опустил стекло и начал кричать на нее. Затем протянул руку через окно и щелкнул пальцами. Она отдала 1400 крон, и он отчалил. Снова нацепив улыбку, Лида ступила на дорогу, помахала машине с немецкими номерами и закричала: «Ich mache alles!»

Следующую остановку я сделал в близлежащей богемской деревушке Дуби. Некогда славная своим бело-голубым фарфором «цибулак» в форме луковиц, теперь она знаменита падшими женщинами. Дуби напрочь лишена очарования. Бары с названиями вроде «Алиби», «Либидо» и «Поцелуй» тянутся вдоль главной улицы, чередуясь с мотелями и пансионами, в которых никто не остается на ночь. С 1989 года, когда открылась граница с Германией, количество проституток, работающих на чешской стороне, все растет и растет. Там множество баров, и в каждом не меньше дюжины молодых женщин сидят за столиками или танцуют под диско-музыку в ожидании клиентов. За бокалом дешевого вина быстро достигается согласие, сопровождаемое смешками и легким ощупыванием, после чего пара удаляется в комнату, расположенную над баром или позади него.

«У нас тут прямо сексуальный зоопарк,

— язвительно сказал один офицер полиции.

— Никто из правительства не заинтересован в том, чтобы закрыть его. А мне что, больше всех надо? Мое дело — следить, чтобы никто не устраивал заварушек, да шлюхи и сами знают, что им лучше не нарываться».

Я спросил, не приходило ли ему в голову, что этих женщин увезли насильно и заставляют заниматься проституцией.

Офицер засмеялся.

«У них есть выбор: быть проститутками или жить нормально. Они предпочли панель».

Чуть дальше по трассе, среди живописных возвышенностей Богемских гор, расположен спа-курорт Теплицы. Он хранит мрачную тайну — трагические последствия грязных игр, происходящих на Е-55 и в Дуби. Ежегодно в местной больнице рождаются и остаются десятки нежеланных детей. Это дети тех клиентов, что готовы доплатить за секс без презерватива, и женщин, которым сутенеры не дают денег на противозачаточные средства. В среднем три проститутки рожают каждый месяц. Часто дети появляются на свет с сифилисом или ВИЧ-инфекцией. Некоторые отравлены наркотиками. Врач больницы объяснил, что аборты стоят дорого и что женщины работают вплоть до дня родов. И правда, многие клиенты специально приезжают спать с беременными и предлагают за такую возможность дополнительное вознаграждение.

По соседству, в осажденном хищниками сиротском приюте, около семидесяти детей трассы Е-55 ожидают усыновления.


@темы: проституция

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Фемоблог

главная