melanhton
Оригинал взят у void_hours в Андреа Дворкин "Феминизм: повестка" (1983). Часть 2.
Перейти к началу статьи.

- Аборт
Аборт также является идеологически ключевым для понимания положения женщин. Право на аборт для женщины означает безусловное право контролировать репродуктивные функции своего собственного тела. Есть и другие необходимые нам репродуктивные права: право не подвергаться насильственной стерилизации - как это систематически происходит с определенными группами населения из-за их принадлежности к определенной расе или классу. Но аборт – это символ жизни женщины: потому что в те времена, когда аборты в этой стране были незаконны, женщины умирали в огромных количествах, и умирали страшной, мучительной смертью. Смерть от подпольного аборта – это смерть под пыткой. Смерть от заражения. Смерть от гангрены. Продолжительное истекание кровью. Вот что это такое и вот почему женщины, которые пережили это, никогда не отступятся от своей борьбы за полную декриминализацию абортов, полное государственное финансирование, полную доступность безопасных абортов для всех женщин. Что подводит нас к вопросу денег.

- Экономическое угнетение и торговля сексом
Женщины, у которых есть деньги, при желании и сейчас могут сделать аборт; те же, у кого денег нет, не могут себе этого позволить. Женщины как класс бедны. Работающая женщина зарабатывает от пятидесяти шести до пятидесяти девяти центов на каждый доллар, получаемый мужчиной за ту же работу. Эти цифры очень важны. Они имеют огромное значение. На долю женщин выпадает 100% беременностей и только половина доллара.

Одна из причин, по которой женщин держат в состоянии экономического угнетения – а это положение большинства женщин – это то, что так легче всего удерживать их в состоянии постоянной сексуальной доступности. Мы также можем порассуждать о том, как устроен капитализм, как работают мультинациональные корпорации, как из дешевой рабочей силы извлекается прибыль путем эксплуатации самых разных людей по признаку их расы или класса. Но суть дела в том, что экономически зависимые женщины – это сексуально доступные женщины.

Женщинам приходится торговать сексом – и дома, и на работе. Некоторым женщинам кроме секса попросту и торговать-то нечем, потому что им не дают ни образования, ни квалификации и потому что в любом случае за «честную» работу им платят так мало. Системное экономическое угнетение превращает каждую женщину в женщину, которую можно купить. В женщину, которую купят. И в этом случае лучше всего быть женщиной с высокой рыночной ценой.

Не имея возможности получить прямой доступ к настоящей работе, чтобы самим начать зарабатывать деньги (и нести наравне с мужчинами экономическую и политическую ответственность за экономическую систему и эксплуатацию рабочих в целом), женщины работают за гроши и торгуют сексом. Равенство между полами означает равные блага и равную ответственность, включая равную экономическую и политическую ответственность за экономическую систему.

Равная оплата за равный труд также будет означать освобождение от мужчин в очень многих отношениях. И речь здесь идет не о гетеросексуальности или лесбиянстве. Также это не имеет никакого отношения к антифеминистской пропаганде, которая говорит, что мы ненавидим мужчин, хотим их уничтожить, мечтаем кастрировать их. Я просто не в состоянии перечислить все то, что мы якобы собираемся с ними сделать, как только получим возможность делать все, что заблагорассудится. У каждой женщины есть нож на кухне; каждая женщина и сейчас может делать все, что ей захочется. Но отстаивание независимости – гораздо более сложная штука, не правда ли?

Это действительно означает, что ты должна принять какую-то ответственность за свою жизнь, а многие женские проблемы связаны с навязанной зависимостью от мужчин. Что-то из этого выражается в повышенной потребности в сексе, что-то – в самоунижении. Но даже если вас лично это не касается, дела обстоят таким образом, что если вы хотите экономического благополучия, вам придется заручиться покровительством мужчины – если не дома, то на рабочем месте. Где-нибудь. Без подобной связи вас ждет много неприятностей.

- Сексуальные домогательства на работе
Экономическая эксплуатация женщин как класса означает необходимость продавать секс. А это делает нас как класс – не безосновательно - проститутками в глазах мужчин, даже если они не называют нас этим словом. Многие из законов, с которыми мы имеем дело, основаны на той предпосылке, что женщина продаст себя любому за что бы то ни было. И если взять достаточно бедную группу людей – а женщины как группа достаточно бедны – то, скорее всего, окажется, что так оно и есть. Повальный характер сексуальных домогательств на работе вызван уверенностью мужчин, что женщина на рабочем месте в первую очередь сексуальный объект и в каком-то смысле проститутка просто по своей сути – она продаст секс за деньги или она продаст секс за рабочее место. Это отчасти то, для чего она существует. Это отчасти то, кто она такая.

- Институт брака
Между браком и проституцией есть различия. Как и проституция, брак является чрезвычайно опасным для женщины институтом, институтом угнетения. В большинстве штатов женщина, выходя замуж, теряет свои гражданские права. Существует целый спектр прав, которыми ты, как замужняя женщина, более не обладаешь. Они варьируют от отсутствия права собственности на любое имущество (как, например, в Луизиане, которая все еще живет со сводом законов, заимствованных из кодекса Наполеона, если вы можете в это поверить) до потери права распоряжаться собственным телом. Ты должна предоставлять секс мужу, когда ему того захочется. Это его законное право и твоя законная обязанность. И одно из различий между браком и проституцией – это то, что тебе приходится иметь дело только с одним мужчиной.

Многие женщины предпочитают замужество проституции именно по этой причине. Это безопасней, более выгодная сделка. И это одна из главных причин, по которым женщины правого крыла защищают святость и неприкосновенность брака. Они не хотят, чтобы их отправили на улицу торговать задом. И можно ли сказать, что они глупы или ошибаются? Они не глупые. Они умненькие. Они хорошо поняли систему, в которой живут, и знают, чем именно им положено торговать в обмен на кров, сносное здоровье и немного безопасности. А затем, как и все хорошие игроки, они положились на удачу. Как и все женщины, они положились на удачу.

- Проституция
Вкратце о проституции: для нас как для женщин наилучшим решением была бы декриминализация проституции [речь идет декриминализации проституции для женщин, занимающихся ею – прим. перевод.]. Ее нелегальность оставляет наиболее обездоленных из нас полностью беззащитными перед этим наиболее кошмарным видом насилия и эксплуатации со стороны сутенеров, порнографов, профессиональных покупателей и продавцов живого товара. Но также для нас как женщин не менее важно, чтобы проституция не была легализована. Иными словами, законов против проституции быть не должно, как не должно быть и законов, регулирующих ее.

В странах, где проституция легализована, женщин часто держат в борделях против их воли. Рекомендую вам прочесть книгу Кэти Барри (Kathy Barry) «Женское сексуальное рабство» (Female Sexual Slavery), рассказывающую о принуждении к проституции в глобальном масштабе. Я жила в Амстердаме, в Голландии, где проституция de facto легализована – то есть, регулируется полицией практически в открытую. Люди в тех краях доживают до очень преклонного возраста – за исключением проституток, которые умирают очень молодыми. Там нет сколько-нибудь заметной проблемы с наркотиками – за исключением среды проституток. Они потребляют героин, они потребляют морфин, они курят опиум.

Женщины, которые занимаются проституцией там, где проституция легализована, так никогда не уходят из нее, и одна из причин этого – полиция, которая не дает им уйти. А потому это противоречит нашим интересам, как женщин, поддерживать то, что поставит других женщин - каких-то женщин, любых женщин - в положение, когда им приходится быть проститутками до конца своих дней.

Кроме того, есть и другой аспект: то, что проституция делает с самой женщиной как отдельным человеком. Это тот вопрос, который все мы, я думаю, должны задать самим себе, потому что все мы в какой-то степени торгуем собой. И профессиональная проститутка находится в особенно тяжелом положении. Согласно недавним исследованиям, в некоторых городах до семидесяти процентов занимающихся проституцией женщин были жертвами инцестуального насилия. Женщины часто становятся проститутками потому, что они сбежали из дома в очень раннем возрасте. Они сбегают из-за насилия. И для сутенеров они особенно легкая добыча - потому что у них нет никакой системы защиты и никакой формы самоуважения. А еще потому, что то, от чего они сбежали, должно быть для них гораздо страшнее того, на что их толкают. Мы должны изменить это.

- Порнография
Между проституцией и порнографией существует теснейшая связь, особенно ощутимая для женщин, которые в них вовлечены. Для этих женщин порнография часто становится своего рода повышением по служебной лестнице. Все, что не на улице – уже повышение. На улице холодно.

Порнография – это много чего. Это индустрия. По нашим подсчетам, она приносит годовую прибыль в 8 миллиардов долларов. Это больше, чем доход от кинематографической и звукозаписывающей промышленностей, вместе взятых. Подумайте, что это говорит о размахе потребления порнографии и о том, какое отношение это потребление имеет к мужчинам, к очень большому количеству мужчин, совершающих сексуальное насилие.

Содержимое порнографии практически всегда одно и то же. Она использует одну общую тему. Женщина либо хочет быть изнасилованной, любит испытывать боль и получает от этого удовольствие, либо она не любит и не хочет, и тогда с ней все равно проделывают это. И тут, о чудо из чудес, она обнаруживает, что на самом деле все это время она любила эти вещи и вообще ее жизнь была пуста до того, как это произошло с ней. Порнография – это пропаганда ненависти к женщинам. Она не только подстрекает к насильственным действиям против нас, но и утверждает, что мы это любим. Порнография – это чрезвычайно актуальная, энергичная и эффективная система ценностей, но также это и формирование навыков поведения.

Люди говорят «Да ладно, порнография – это всего лишь картинки для мастурбации, она никому не приносит вреда». Но оргазм – очень серьезное поощрение, не правда ли? Вспомните о собачках Павлова. Они не просто думали об испускании слюны, они действительно пускали ее. Они делали то, чему их научили. Точка. А теперь подумайте о порнографии. Дегуманизация является основным содержимым всей порнографии без исключения. За последние десять лет порнография в этой стране становилась все более и более жестокой во всех отношениях, включая «Плейбой», включая все то, что вы воспринимаете как само собой разумеющееся. И каждый оргазм - это награда за доверие к этому материалу, потребление этого материала, за реагирование на эту систему ценностей – переживание сексуальной реакции в ответ на вещи, изображающие женщину неполноценной, недочеловеком.

- Связь порнографии и изнасилований
Ничто в этой системе не существует вне связи со всем остальным, и изнасилование и порнография тоже взаимосвязаны. Порнография – это гимн изнасилованиям. У нас на руках умопомрачительное количество информации об использовании порнографии в изнасилованиях, которое ни один представитель власти не пожелал посчитать достаточно важным [1]. У нас на руках умопомрачительное количество информации от жертв инцеста о том, что их отцы потребляли порнографию. Так что позвольте мне кратко рассказать вам, откуда женское движение берет свои данные и почему мы практически всегда правы. За последние десять лет выработался определенный сценарий. Феминистки говорят о том, что происходит, или что дела обстоят таким-то образом, и десять тысяч представителей власти в один голос отвечают: «какая ерунда». Затем кто-то начинает проводить исследования, и три года спустя они говорят: «Значит так, изнасилования носят повальный характер». Они говорят: «Ваши цифры сильно занижены, на самом деле они в десять раз выше». ФБР открывает для себя изнасилования.

То же самое происходило и с проблемой домашнего насилия. «Женщины обожают, когда их бьют», – вот что говорят и думают представители власти. Избиваемые жены начинают говорить. Женщины начинают выбираться из ситуаций, когда их держали в заточении и истязали в течение десяти лет, двенадцати лет, двадцати лет. «Вот черт», – говорят власти. Пять лет спустя социологи рассказывают нам об исследовании, проведенном в Калифорнии и показавшем, что пятьдесят процентов замужних женщин подвергались побоям. Для нас это не было новостью. У нас в арсенале есть замечательный прием: мы слушаем женщин. Это методика высочайшей секретности, которую мы старательно скрываем ото всех. Это то, как мы узнали об инцесте. Когда женщины начали говорить о перенесенном в детстве инцестуальном насилии три, или четыре, или пять лет назад, все говорили, что этого не может быть. Теперь правоохранительная система пользуется нашими цифрами: одна из четырех. Сейчас мы думаем, что эта цифра занижена, и мы правы. Они увидят, что мы правы.

Так что связь между изнасилованиями и порнографией – это не досужий вымысел. Проводятся исследования, – некоторые были, некоторые будут проведены, – и мы сможем обсудить их, если захотите. Но, как я уже говорила, у нас есть свидетельства женщин, что порнография была вовлечена в их изнасилования самым непосредственным образом. Мы знаем, что это правда. Порнография – это инструкция. Существуют насильники, которые именно так ее и используют. Существует избивающие жен мужья, которые именно так ее и используют. Существуют насильники собственных детей, которые именно так ее и используют. И, безо всякого сомнения, будет доказано: именно так ее использует огромное количество мужчин. Итак, к чему это нас приводит?

- Свобода слова и первая поправка к Конституции США
Мне это кажется совершенно лишенным логики, но некоторые люди считают, что это приводит нас к вопросу свободы слова. Некоторые думают, что стенания о судьбе свободы слова являются логичным политическим ответом на то, что я только что рассказала о вреде порнографии. Они не имеют в виду свободу слова жертв; они имеют в виду свободу слова изготовителей порнографии. Скажи что-нибудь о порнографии, и кто-то обязательно ответит: «А как же свобода слова?» И действительно, как она? Кто ей обладает? В чьих она руках? С чего начинается? Я скажу, что она начинается с жертв инцеста, – вот с чего. Она начинается вот с этого ребенка, запертого в этом доме, который не может сказать «нет». Или свобода слова может начинаться с бильярдного стола в Нью-Бедфорде: свобода слова может начинаться с женщины, которую на это бильярдном столе у всех на глазах насилует несколько мужчин. Как насчет ее свободы слова?

За шесть недель до этого группового изнасилования «Хастлер» опубликовал фотосет в точности, в точности такого же изнасилования. Это было в январском выпуске: на бильярдном столе, в очень похожем баре, все до мельчайших подробностей соответствует тому, что случилось в том баре. Совпадение? Подражательное изнасилование? На сегодняшний день открытое воспевание изнасилования стало неотъемлемой частью нашей социальной системы и, по существу, нормой в этом обществе.

Люди говорят, что тот факт, что Линду Марчиано, известную также как Линда Лавлейс, подвергали побоям и изнасилованиям для того, чтобы принудить сниматься в «Глубокой глотке», не имеет значения. «Глубокая глотка» важнее. «Глубокая глотка» – это свобода выражения. Нам нужна «Глубокая глотка», верно? Тот факт, что кого-то держали взаперти и истязали для того, чтобы сделать этот фильм, не должно преуменьшить его важность для нашей свободы. Может быть, свобода слова начинается с Линды Марчиано.

Первая поправка была написана белыми мужчинами, образованными землевладельцами. Многие из них владели рабами, многие из них владели женщинами. Обучение рабов чтению или письму было незаконным, но их свобода слова никого не волновала. Эти мужчины написали Первую поправку потому, что образование и владение собственностью в те времена были неразрывно связаны. Образованность была признаком власти аристократии. Первая поправка была написана для защиты этой власти. Теперь она защищает другую власть, более вульгарную. Это больше не власть аристократов. Это чистая власть денег. Это власть сутенеров. Вот кому она сейчас служит. Она не помогает женщинам обрести силу. Она никак не помогает нам, когда мы пишем свои книги, когда мы поем свои песни. Она для этого никогда и не предназначалась – а потому, если мы беспокоимся о свободе слова, нам нужно найти возможность сначала получить ее.

Феминистки запросили – просто для проформы – поддержку у ACLU (Американского союза по защите гражданских свобод). Мы сказали: «Смотрите, женщины исторически и экономически лишены какой бы то ни было возможности участвовать в этом мире средств массовой информации, который требует так много денег. Так же, как и черные. Так же, как и выходцы из Латинской Америки. Так же, как и другие обездоленные люди в этой стране. Как насчет нашей свободы слова? Как нам ее получить?» ACLU защищает корпорации. Они защищают NBC (Национальная радиовещательная компания), они защищают право владельцев газет печатать то, что им хочется. Они не защищают ваше или мое право быть услышанными в этих местах. Они защищают право владельцев решать, что будет или не будет сказано.

Нам нужен политический подход к гражданским правам в этой стране, а не существующий ныне либеральный, сентиментальный, нелепый подход. В чьих руках находится власть? Кто ей наделен? Кто обладает свободой выражения? Что это означает? К чему это приводит? Как это работает в реальной жизни? Кто обычно подвергается критике и почему? И какие из групп населения настолько обездолены, что государство даже не задумывается о них? Оно контролирует их другими путями. Я скажу вам как писательница и как женщина, что образование, возможность писать книги и выступать тут перед вами – свидетельства огромных привилегий. Это не те общие для всех права, которыми все мы имеем возможность пользоваться.

Все мы хотим думать о себе как об отдельной личности. Все мы хотим верить в то, что наши личные качества как-то влияют на окружающий мир, и это жестокое пробуждение, когда однажды ты узнаешь, что из-за твоего пола, или расы, или вероисповедания, или чего бы то ни было другого - из-за чего-то, данного тебе при рождении - многие возможности индивидуального выражения для тебя оказываются закрытыми.

Многие женщины восстают против феминизма, потому что они считают, что это мы настаиваем на том, что их уникальность как людей должна быть ограничена тем, что они женщины. Мы гонцы со слишком страшным посланием. Мы узнали, что значит быть женщиной в этом мире. И мы хотим это изменить. Но это не то, что навязывает политическое движение. Это навязывается самим доминированием мужчин. Это то, что мы хотим изменить – так, чтобы каждая женщина могла быть сама собой, существовать вне рамок тех ограничений, которые на нее накладывают предписанные ей функции, или ее тело, или ее определяемая другими и не имеющая никакого отношения к ней лично ценность. Однако иногда политическое движение против доминирования мужчин путают с ним самим, как будто это мы говорим: «если ты женщина, ты должна делать это, это и то». Но мы просто репортеры. Мы говорим вам, что потому что вы женщины, вы живете в мире, который я описываю, и единственный способ что-то с этим сделать - это принять определенную политическую ответственность за его существование, и работать вместе, но это не означает отказ от вашей индивидуальности. Это также не означает отказ от здравого смысла и приличий. Если это не так, то у вас проблемы с методами организации против того, что вас расстраивает, злит, что вас эксплуатирует и причиняет вам вред.

Феминистки ни о чем не мечтают так сильно, как о том, чтобы стать устаревшими. Мы хотим положить конец эксплуатации женщин; по пока существуют изнасилования - пока продолжаются изнасилования - не может быть никакого мира, справедливости, равенства или свободы. Вы не сможете стать тем, кем хотите. Вы не будете жить в мире, в котором вам хотелось бы жить. И таким образом, вам нужно организоваться вокруг общих целей. Мои цели - это все, о чем я могу думать, все, чем я могу заниматься, все время: движение, движение, физические, интеллектуальные и политические конфронтации с теми, кто обладает властью. Вам приходится рисовать плакаты для пикетов, маршировать, кричать, писать эти чертовы письма. Это ваша ответственность перед собой и другими женщинами.

Есть одна очень непрактичная вещь, и это то, во что я больше всего верю, и что важно видеть посреди того, что необходимо сделать - это не забывать ни на минуту о мире, в котором вам действительно хотелось бы жить и как вам хотелось бы жить в нем, и что это значит для вас, и насколько это для вас важно, что вы хотите для себя и что вы хотите для людей, которых вы любите. Сейчас по всей стране людям внушают, что им нужно смириться, потому что перемены невозможны. Перемены не невозможны. Это не невозможно. В мире можно изменить очень многое. И самое время изменить условия жизни женщин, полностью, абсолютно и навсегда.


Примечания:
[1] 12 и 13 декабря Городской совет Миннеаполиса провел судебное разбирательство, в ходе которого была установлена непосредственная причастность порнографии к сексуальному насилию, которому подвергаются женщины, а также к целому спектру насильственных и агрессивных сексуальных действий, которые обычно навязываются женщинам. Теперь доказательства собраны одном месте и они неопровержимы.

@темы: выдающиеся женщины, гендерное насилие, деконструкция мифов, дискриминация, феминизм