15:17 

Дело о здравой женской психике (перевод)

melanhton
Оригинал взят у repina_anna в Дело о здравой женской психике (перевод)
Оригинал взят у aprilegirl в Дело о здравой женской психике (перевод)
The Case for the Sanity of Women
by Cherryblossomlife


Со мной всё в порядке, кроме того, что я опоздала родиться, по меньшей мере, на две тысячи лет. Женщины с пропорциями амазонок и наклонностям Берсерка вышли из моды, и им нет места в этом чёртовом цивилизованном мире... Я сижу, безумная, как Шляпник, и мне нечего больше делать, кроме как либо становиться всё безумнее и безумнее, либо вернуть себе достаточно душевного здоровья, чтобы мне было позволено вернуться в ту жизнь, которая сводила меня с ума (Лара Джефферсон)

Ранним утром среды моя шестилетняя дочь бегала по дому, в слезах и бешенстве, выкрикивая сквозь рыдания "Нет, мамочка, нет! Я НЕ пойду в школу!". Она отказывалась одеваться, спряталась в шкаф, и в итоге прибегла к симуляции боли в желудке. Когда мне удалось успокоить её, я смогла выяснить, в чём было дело:
"Я не люблю маршировать. Это СКУЧНО", ответила она.
"Маршировать!?"
"Мы репетируем ко дню спорта и нам приходится маршировать ЦЕЛУЮ ВЕЧНОСТЬ."
"Да, это звучит довольно уныло."
"Так и есть. Это самая СКУЧНАЯ вещь в мире. И мы только маршируем и маршируем..."

Есть ли у моей дочери психологические проблемы, потому что она не способна спокойно соответствовать тому поведению, которого от неё ожидают в школе? Страдает ли она "быть ребенком"? (Иными словами, ожидаем ли мы от детей такого поведения?)

Или же её поведение - это нормальная реакция любого человеческого существа, которого заставляют выполнять отупляющее и абсолютно бессмысленное задание?

И что означает для неё - знать, что она должна соответствовать гендерному поведению, и понимать, что те шесть часов в день пока она в школе, поведение, допустимое для мальчиков, считается недопустимым в её собственной касте, члены которой должны быть постоянно как можно более вежливы и почтительны?

Когда дело доходит до объяснения печали и злобы в женщинах, психиатрия всегда предлагала первый вариант. Женщины считались сумасшедшими от природы, поэтому лечение сосредотачивалось на том, чтобы помочь им справится с их женским безумием в обществе, которое считалось абсолютно здравым. Психиатры и психологи были тверды в своих убеждениях о том, что быть женщиной означает иметь предрасположенность к безумию.

Был, однако, один тип женщин, которые могли избежать объявления "безумными" со стороны профессионалов. Эти женщины применяли хитрую тактику выживания, которая включала в себя актёрскую игру. Если она могла втиснуть в себя в маленькую коробочку карикатурного поведения, которая искажала её естественные порывы, другими словами, если она могла изобразить женственность, тогда её дело обстояло лучше. Такие вульгарно женственные женщины обычно были в большей степени защищены от охоты на ведьм и от заточений в психиатрические лечебницы. (Примечание: вульгарными были не женщины, а манеры, которые они были вынуждены усвоить ради того, чтобы выжить. Я сама "изображаю женственность", потому что нахожу её эффективным камуфляжем, который помогает мне летать под радаром.)

В 2007 году известная поп-певица обрила голову, потому что ей надоело, что её рассматривали как объект. Охота на ведьму, которая последовала за этим, была рассчитана на то, чтобы показать женщинам, что случается с теми, кто выходит за рамки. Вскоре после этого инцидента её отец и брат заявили, что она была не в состоянии контролировать её финансы и стали её опекунами. Суды поддержали их, и они получили контроль над всеми сферами её жизни, включая профессиональную, поскольку сама она была признана психологически нездоровой. (Другими словами, они затолкали её обратно в женственность и прикарманили её серьги.) Она потеряла родительские права. В 2012 её менеджер, недавно ставший её женихом, попросил стать её со-опекуном, что означает, что он получит легальный контроль над некоторыми аспектами её жизни.

Неженственное поведение в женщинах всегда рассматривалось как патология. А поскольку почти все женщины, кроме самых подавленных и с промытыми мозгами, в той или иной форме демонстрируют неженственное поведение, то бесчисленное число женщин госпитализировали, подвергали лоботомии, обездвиживали и так далее в психиатрических клиниках.

Под женственностью я, конечно, понимаю: гетероскесуальность, священное материнство, не возражать мужу, не иметь наглости верить, что ты человеческое существо, подавлять свою творческую энергию, не отказывать в сексе своему непривлекательному мужу, носить длинные волосы, носить макияж, находить удовлетворение в чистке туалета и несметное число других репрессивных черт поведения, навязанных женщинам обществом, чтобы те поместились в маленькие ячейки, созданные для них патриархатом.

Когда радикальные феминистки вроде Филлис Чеслер, пришли в психиатрию, они были в ужасе от того, что они обнаружили. И от того, чего они не обнаружили. Получив учёные степени по этому предмету, Чеслер поняла, что она ничего не знает о том, как облегчить человеческие страдания. На протяжение последних тридцати лет женщины кропотливо меняли всю профессию.

Но не без упорного сопротивления со стороны стариков. Только вообразите! Долгое время мужчины не хотели менять ничего, отказываясь слушать женщин-психиатров, которые настаивали на том, что изменять нужно всё.

Тот факт, что женщинам в этой области приходилось бороться с мужским начальством ради того, чтобы психиатрия стала более гуманной профессией, говорит нам о том, что она была нужна не для того, чтобы помогать людям, а для того, чтобы контролировать женщин. И записи преступников, и показания свидетелей подтверждают эту точку зрения.

"ЛАУРА: Вначале я не была так сообразительна. Мне было настолько больно (смеётся). Я не знала, что они накажут меня в три раза сильнее, если я попытаюсь сбежать... Они одели на меня смирительную рубашку и это было довольно жестоко, и оставили меня одну в комнате на двадцать четыре часа. Я едва могла пошевелиться, и была целиком связана. Они не отпускали меня даже в уборную . Они положили под меня судно и всё такое...” (Женщины и безумие, Филлис Честер)

Когда мужчины взяли на себя постройку огромных замкоподобных, душеразрушающих зданий из камня с намерением заточить туда бесчисленное количество женщин, которых будут насиловать, мучить, оглушать электрическим током, лоботомизировать, чтобы экспериментировать над ними, полуутопленными, запертыми в одиночных камерах, привязанных к кроватям и напичканными наркотиками без необходимости, мы можем только предположить что их построили для этой конкретной цели: чтобы совершать акты политических пыток в отношении угнетенной и политически бесправной группы.

Гротескная архитектура психиатрических больниц, символически стоящих на задворках города, с их высокими стенами, угрюмыми каменными фасадами, железными воротами и безрадостными окнами, служила ещё одной, очень особой цели. Они посылали зловещее сообщение всем женщинам, которые решались отказаться от предписанных им гендерных ролей счастливой домохозяйки, счастливой проститутки, или счастливой фабричной работницы. Я думаю, что в подсознании каждой женщины сохранялся страх невысказанного "Тебе нужно быть осторожной, или мужчины в белых халатах придут за тобой..."

Филлис Честер описывает этот страх в своей книге "Женщины и Безумие":

"Многое из того, что мы теперь принимаем как должное, не могло быть произнесено даже шепотом пятьдесят лет назад. На протяжение 1950х и 1960х практикующих врачей всё ещё учили, что женщины страдают от зависти к пенису, морально стоят ниже мужчин, мазохистки по природе, зависимы, пассивны, гетеросексуальны и моногамны. Нас также учили, что матери - не отцы, генетическая предрасположенность, случаи и/или бедность - являются причиной нервозов и психозов.
Ни один из моих профессоров ни разу не сказал, что женщины (или мужчины) были угнетены, или что угнетение  травмирует - особенно тогда, когда перекладывали на самих страдающих вину за их собственные несчастья и диагностировали патологии. Никто никогда не учил меня тому, как проводить тест на психическое здоровье - только на психические расстройства.

Я всё ещё думаю об этом как о психиатрическом империализме.

Я знаю, что ничего из того, чему меня учили, не было ни полезным, ни правдивым.
---
Я начала анализировать статистику психических расстройств по соответствующим академическим исследованиям. Я читала исторические отчёты о жизнях женщин. Я обнаруживала истории европейских женщин, которых признавали ведьмами (включая Жанну Д'Арк) и которых заключали в психиатрические больницы начиная с шестнадцатого века. В девятнадцатом и двадцатом веках и в Европе, и в Северной Америке у мужчины было законное право запереть свою совершенно нормальную жену или дочь в психиатрической лечебнице. И некоторые так и делали. Авторитарные, жестокие, пьяные и/или сумасшедшие мужья заключали своих жён в психиатрические больницы, иногда навсегда, наказывая их за чрезмерную наглость - и для того, чтобы жениться на другой женщине.
---
Независимо от того, была ли пациентка абсолютно нормальной, или она перенесла послеродовую, или другую депрессию, слышала голоса, или была "истерически" парализована; была ли она хорошо образованной и состоятельной, или неграмотной бедной работницей; была ли у неё относительно привилегированная жизнь, или её неоднократно насиловали или оскорбляли другими способами; или же она приняла, что больше не могла находиться в рамках её узкой социальной роли; была ли она слишком долго без работы, или работала слишком много и слишком долго и была утомлена выше всякой меры - с ней обходились безо всякой доброты или медицинской экспертизы. Многие женщины в лечебнице не перенесли зверских побоев, почти утоплений, принудительных кормлений, телесных ограничений, долгих периодов нахождения в своих собственных испражнениях и одиночном заключении, отсутствия доброты или объяснения - всё из этого выдавалось за "лечение". (Филлис Чеслер, Женщины и Безумие)

По мере того, как я изучала литературу о том, что мужчины делали с женщинами во имя психиатрии, ко мне подкрадывалось сильное, настойчивое предчувствие, которое я, в конце концов, больше не могла игнорировать. Мне никогда прежде не было так ясно, что их профессиональную некомпетентность нельзя более заметать под ковёр. Я думаю, что у нас нет другой альтернативы, кроме как признать, что любой мужчина, который стал медицинским профессионалом (особенно в областях психиатрии и гинекологии) должен быть признан некомпетентным пока не будет доказано обратное. Учитывая обширные исторические данные в поддержку этого заключение, мы поступим безответственно, если не сделаем так.

Среди всех чудовищных зверств, которые встретились мне при написании этой статьи, было несколько таких, которые приняли угрожающие размеры во всей своей патриархальной красе. Я собрала их в восемь фрагментов, которые решила назвать "Восемь абсурдов". Я выбрала слово "абсурд" из-за смехотворных рационализаций, которые использовали мужчины для того, чтобы оправдать маниакальные "способы лечения", которые были придуманы и применены ими для того, чтобы излечить женщину от всего человеческого.

Безумные человеческие существа, которые верили, что они в здравом уме (мужчины), обладали властью лечить здравомыслящих человеческих существ, которым сказали что они безумны (женщины). Мы должны быть уверены, что такая ситуация по Оруэллу (где здравомыслие это безумие, а безумие это здравомыслие) никогда не повторится.

Абсурд №1 Быть угнетенной - психическое заболевание.

В патриархальных обществах инцест, изнасилование и домашние насилие эндемичны. Женщины экономически бесправны, и, согласно статистике, на сегодняшний день беднее мужчин. Однако психиатры считали, что человеческие реакции на жестокое насилие или на эмоциональные или материальные лишения проявлявшиеся у женщины всегда были признаками патологии.

Другими словами, если жертва насилия была счастлива, жизнерадостна и в целом в порядке, то она удовлетворяла всем параметрам "психического здоровья". Если же она демонстрировала признаки травмы, или посттравматического синдрома, бессонницы, болезненных воспоминаний и так далее, её стали бы лечить от безумия.

Или если женщина, которая имела детей, не могла свести концы с концами, потому что сам факт наличия детей не давал ей работать, пыталась закончить жизнь самоубийством, чтобы положить конец этой безысходности, то её признавали "сумасшедшей" (и до сих пор во многих случаях признают). Никто не стал бы помогать ей в с готовкой и стиркой. Никто бы не стал платить за её отопление. Никто бы не стал забирать из дому её супруга-абьюзера, если у неё такой был. И никто не предложил бы ей заботу о детях для того, чтобы она могла найти работу (если там вообще существовала какая-нибудь работа для неё). Когда речь идёт о женщинах (и не белых мужчинах), психиатры утверждали, что их жизненные обстоятельства никак не были связаны с симптомами, которые у них проявлялись.

Естественно, я считаю это полным абсурдом.

Абсурд №2 Осуждённые насильники и педофилы имели доступ к женщинам-пациенткам.

Женщин, госпитализированных в психиатрических клиниках, часто насиловали сотрудники и пациенты мужского пола. Мы никогда не узнаем, сколько женщин так и не сообщили о насилии над собой.

Часто главной причиной, по которой женщины оказывались в клиниках, было то, что они страдали от психологических последствий изнасилования - либо изнасилования в детстве, либо от рук их нынешнего супруга. Этих травмированных женщин часто диагностировали как имеющих "пограничное расстройство личности", хотя правильным диагнозом было бы "жертва пыток".

Женщин в карательно-исправительных учреждениях подвергали изнасилованию чаще, чем в любом другом месте, и каждый раз, когда их насиловали, травмы наваливались одна на другую. Если они сообщали об этом, им обычно не верили.

Несмотря на тот факт, что женщины в психиатрических учреждениях были доступны всем насильникам, любовь по взаимному согласию или сексуальная активность между женщинами-пациентками традиционно наказывалась - ситуация, которую я нахожу до смешного нелепой.

Абсурд №3 Носить ребёнка вне брака, или в браке, является психическим расстройством.

Женщин, у которых были "незаконнорожденные" дети, запирали в психиатрических клиниках их отцы, иногда на всю жизнь. Других женщин, чьи дети были "законнорожденными", запирали в психиатрических клиниках их мужья, иногда на всю жизнь.

Будучи радикальной феминисткой, я считаю концепцию "законности" и "незаконности" абсурдной по определению и не вижу разницы между этими понятиями. Все дети законнорождены в силу того факта, что их мать родила их, поэтому чрезвычайно расстраивает осознание того, что эти созданные мужчинами, совершенно необоснованные категории, были использованы как предпосылки для заточения женщин.
Все эти женщины получали агрессивное "лечение" от рук психиатрических докторов.

"Лаура: Первое, что они делали - применяли к каждой шокотерапию. Неважно, кем вы были. Вы попадали туда, и они давали вам удар током трижды в неделю. Прежде чем решить, в какую палату определить вас, они полностью вырубали вас... Я была до смерти напугана. Я думала, что я умру... Единственный человек, который пришёл навестить меня, и это заставит вас засмеяться, пришёл для того, чтобы дать мне тест на IQ “(Женщины и безумие, стр. 193)

Многих из женщин избивали. Им было отказано в контакте с внешним миром. Их принуждали к неоплачиваемому гендерному труду, например к уборке и стирке. Если они отказывались этим заниматься, их начинали считать ленивыми и несговорчивыми, и жестоко наказывали. Если же они делали эту работу хорошо, то медперсонал не хотел отпускать их.

Истинное испытание водой для ведьм.

Абсурд №4 Секс между пациентом и врачом.

В 1950х и 1960х некоторые из ведущих психоаналитиков женились на своих самых красивых пациентках. Гораздо большее число из них просто занималось сексом со своими пациентками. В то время никто не считал это чем-то неправильным. Сегодняшний феминистский анализ объясняет, почему это было серьёзным нарушением границ и злоупотреблением власти. Существуют сотни исследований и книг, документально подтверждающих этот феномен.

Большинство этих сексуальных контактов происходило между мужчинами-врачами средних лет и пациенток более молодого возраста. Даже в тех случаях, когда женщины были способны озвучить нарушение границ, они обычно не предъявляли исков из-за боязни, что им не поверят в суде. В конце концов, многих из них лечили от "параноидальных наклонностей".
 Весь фарс может быть выражен в одном задокументированном случае:

"Один терапевт сказал своей пациентке, что сексуальный контакт может усилить её отношение "переноса" к нему. Когда же она, наконец, отказалась платить за такое лечение и начала посещать другого терапевта, первый врач сказал ей, что он продолжит посещать её для секса и не будет требовать с неё платы - но больше не станет выслушивать её "проблемы" (Женщины и безумие).

Абсурд №5 Женщины, которые дают отпор насильникам или жестоким мужьям, психически больны.

Не требует объяснений.

Женщины, которые давали отпор их насильникам и агрессивным супругам, оказывались в тюрьмах или психических клиниках за то, что осмелились спасать свои жизни. Чеслер напоминает нам, что эти храбрые, несломленные женщины являются политическими узницами, которые достойны уважения феминисток.

Абсурд №6 Сексология

Сексологи заработали репутацию передовых, прогрессивных специалистов с широкими взглядами. Их восхваляли за атаки на пуританские, строгие моральные нормы Викторианской эпохи и за их "открытие" того, что женщины могут сами испытывать половое влечение.  Их считают пионерами в борьбе за право женщин испытывать сексуальное наслаждение.

Однако, при более внимательном рассмотрении, мы обнаружим, что они поддерживали только сексуальность, разрешённую патриархатом, такую как: практики БДСМ (особенно идею о том, что женщины по своей природе мазохистки), моногамию в браке и "сексуальное освобождение" одиноких женщин.

В тех случаях, когда сексуальность женщин не была каким-либо образом полезна мужчинам, сексологи обычно появлялись для того, чтобы выманить их обратно на праведный путь. Шейла Джефрис в своей книге "Старая дева и её враги" объясняет, что сексология враждебна женскому освобождению, ссылаясь на некоторых известных сексологов, таких как Уолтер Хип:

"Он был обеспокоен тем, что браки выходят из моды, и надеялся, что в будущем браки будут более привлекательны для людей, давших обет безбрачия. Решение проблемы "мужененавистничества" состояло в том, чтобы преодолеть женскую неприязнь к сексу и убедиться в том, что все они выйдут замуж. Несколько его более поздних работ посвящены половому воспитанию и особенно решению проблемы с тем, что он считал женской фригидностью."

Лесбиянки, замужние женщины, которые отказывались заниматься сексом с мужьями, и одинокие незамужние женщины, которые направляли свою энергию на что-то более интересное, чем мужчины, больше всего пострадали от вмешательств в свою сексуальную жизнь. Более того, сам факт, что феномен женского полового влечения был "открыт" только к концу девятнадцатого века, больше говорит нам о мужчинах (и их некомпетентности в спальне), нежели о женщинах.

Абсурд №7 Вторая волна психохирургии совпала со второй волной феминизма

Из всех восьми частей мы должны особенно сосредоточить наше внимание на этой части. Психохирургия предусматривает нанесение увечий здоровой мозговой ткани, целью которого является изменение поведения человека. Её обычно применяли не на серийных убийцах-психопатах или насильниках (всегда мужчинах), как можно было бы предположить, а на несчастливых женщинах. В 1970-х женские несчастья и ярость завершились подъемом феминистского сознания. Мэри Дейли писала в то время:

"Нынешняя волна психохирургии направлена не только на пациентов государственных больниц, но особенно на относительно нормально функционирующих "невротиков", особенно женщин. 24 февраля 1972 года статья доктора Бреггин "Возвращение лоботомии и психохирургии" была зачитана для Протокола Конгресса. Комментируя тот факт, что женщины составляли значительную часть всех пациентов, которым была сделана лоботомия, доктор Бреггин объясняет его тем, что лоботомия женщин является более социально приемлемой, поскольку творческие способности, которые совершенно разрушает операция, считаются в обществе "абсолютно ненужными для женщин". Приводится цитата знаменитого психохирурга (Фримана, "старейшины лоботомистов";), в которой говорится, что из лоботомизированных женщин получаются хорошие домохозяйки. Говоря об этом явлении, доктор Барбора Робертс, феминистка, отмечает, что психосоциальное кондиционирование уже не является столь эффективным в подавлении женского гнева, как это было ранее:

"Но, изобретательное как никогда, патриархальное общество разрабатывает то, что может оказаться "окончательным решением женских проблем" (и "проблем", вызванных другими угнетёнными группами). Это орудие - психохирургия."

Орудия, которые современные технологии разрабатывают для социального контроля над отклонениями, особенно женщинами, более искусны, чем сжигание на костре. Они просто уничтожают умы - потенциал для творчества, воображения и  восстания - оставляя руки и матки нетронутыми для выполнения физического труда и размножения." (Мэри Дейли, "За пределами Бога-Отца";)

Я думаю, вы согласитесь со мной в том, что теперь мы покинули царство обычного мужского безумия абсурда и попали в мир фантазий безумного психа.

Абсурд №8 Диагностические критерии расстройств личности.

Самая последняя нелепость, с которой я столкнулась, состоит в том, что людям, не способным справится со своей жизнью или ведущим себя определённым образом, говорят о том, что у них расстройство личности. Расстройства личности включены в Руководство по диагностике Американского Общества Психиатров.

"Больные с диагнозом расстройства личности могут испытывать трудности в познавательном процессе, эмоциональности, межличностных отношениях или контроле поведения. В целом, расстройство личности диагностируется у 40-60 процентов пациентов психиатрических больниц и является самым частым из всех психиатрических диагнозов."

Что интересно в диагностических критериях личности, так это то, как хорошо они могут быть использованы для поддержания патриархального статус-кво. Например, исследования показывают, что нарциссическое расстройство личности встречается чаще у мужчин, чем у женщин. Но если вы посмотрите на симптомы этого заболевания, у вас появится непосредственная причина для подозрений:

"Нарциссическое расстройство личности характеризуется устоявшейся склонностью к идее величия (в фантазии или в фактическом поведении), огромной потребностью к восхищению и, как правило, полное отсутствие сочувствия к другим."

Там, откуда я родом, это было известно как "поведение отвратительного ублюдка". И если женщина подозревала, что её сестра или подруга была в отношениях с человеком, демонстрирующим эти симптомы, она бы настоятельно рекомендовала ей уйти от него. Сегодня доктора могут диагностировать у него нарциссическое расстройство личности, при помощи чувства вины вынуждая важного для него человека остаться рядом с ним.

Сходным образом, "истерическое расстройство личности" проявляется чаще у женщин, чем у мужчин. Оно описывается так:

"Расстройство личности характеризуется склонностью к излишней эмоциональности и поиску внимания, включая чрезмерную потребность в одобрении и неуместном соблазнительном поведении, которое обычно начинается в раннем взрослом возрасте. Эти люди полны жизни, драматичны, жизнерадостны, восторженны и кокетливы. Это расстройство поражает женщин в четыре раза чаще, чем мужчин."

Я нахожу неразумным, что психологи придумали симптом, который называется "неуместное соблазнительное поведение" для характеристики женщин, в то время как мы живём в обществе, которое учит женщин, что их сексуальность - это всё, что составляет их ценность.

Это особенно странно, если принять во внимание, что проститутки, и в меньшей степени жёны, обязаны демонстрировать соблазнительное поведение, даже если они не чувствуют к этому естественной склонности, потому что это то, чего требуют от них мужчины.

Возможно, энергию психиатров было бы лучше направить на беспокойство о женщинах, которых ожидает психическая расплата за принуждение себя к притворству, что им нравятся их клиенты, или за принуждение себя изображать наслаждение от секса, снова и снова, чем на тех женщин, которые решили - по любой причине - вести себя соблазнительно по собственному желанию. Или возможно они могли бы прочесть книгу о травме изнасилования, чтобы узнать, что женщины иногда "разыгрывают желание" после нападения на них.

В целом, диагностические критерии расстройств личности кажутся направленными на то, чтобы оправдать плохое поведение мужчин и одновременно паталогизировать травмы женщин. Тот факт, что "излишняя эмоциональность" до сих пор на законных основаниях рассматривается как психическое заболевание, существующее само по себе вне всякого политического контекста, говорит нам, что и в 2012 году психиатрия всё ещё использует свои старые трюки.


Перевод: Ольга Попова (aprilegirl.livejournal.com)

@темы: газлайт, гендерное насилие, дискриминация, мизогиния, мужская логика, патриархат

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Фемоблог

главная