melanhton
Оригинал взят у repina_anna в Невинно обвиненные - часть 1
Оригинал взят у void_hours в Невинно обвиненные - часть 1
Перевод поста из другого блога, оригинал находится здесь. Автор: Оливия М. Грей.
Большое спасибо frau_zapka за редакторскую правку.

Гиперссылки в тексте, ведущие на англоязычные страницы, помечены примечанием "(англ.)"


Буквально во всех дискуссиях на тему изнасилования, которые мне встречались за последние несколько месяцев, обязательно появлялись один или двое мужчин, утверждавших, что их безосновательно обвиняли в изнасиловании, а потому пострадавшие не имеют права вот так просто называть имена, когда им заблагорассудится.

Ориентируясь на мой собственный опыт и опыт огромного количества других пострадавших, с которыми мне довелось пообщаться, дополненный ужасающей статистикой изнасилований в этой стране, я пришла к выводу, что большинство – около 94-98% обвинений в изнасиловании – правдивы. И исследования подтверждают это.

Зачастую обвиненные в изнасиловании сами не считают изнасилованием то, что они сделали – потому что тогда им придется признать себя насильниками. Так, исследование Лисака и Миллера показало, что мужчины признаются в совершении этого вида преступления, только если само слово «изнасилование» не фигурирует в задаваемых вопросах.

И причина, по которой насильники не считают себя насильниками, лежит в проблеме понимания сексуального насилия обществом в целом: стереотипное представление о том, что такое изнасилование, слишком узко. Для того, чтобы полиция и окружающие посчитали вас «настоящей» жертвой изнасилования, вы должны отвечать каждому из следующих требований (англ.):
Я белая. Я трезвенница. Я мать. Я замужем. У меня никогда не было проблем с законом. Я одета в комбинезон из толстейшей материи. Я ношу старомодные кальсоны. Я счастливый и вообще просто замечательный во всех отношениях человек. Я занималась сексом только с одним мужчиной, это был мой муж, и, конечно же, только после замужества. На меня напал страшный, волосатый пускающий слюни сумасшедший, с которым я незнакома. Я испугана, но не до такой степени, чтобы это помешало мне кричать, брыкаться и делать все возможное, чтобы отбиться. Это изнасилование с проникновением и он оставляет следы спермы. Он вооружен ножом и ударяет меня ним. Я выживаю. Я немедленно обращаюсь в полицию. Я плачу. Я в истерике, но не до такой степени, чтобы забыть малейшую деталь происшедшего. Я идеальна во всех аспектах моей жизни, даже когда на меня нападают и насилуют.
И мы видим подтверждения этому снова и снова – от треда на Реддите с откровениями насильников [один из постов этого треда опубликован здесьvoid_hours], до вопросов, которые пострадавшей задают как полиция, так и родные и близкие. Разговор всегда сводится к жертве. Достаточно ли она сопротивлялась. Говорила ли она «нет», и если говорила, то сколько раз и с достаточной ли убедительностью. Кричала ли она. Боролась ли. И т.д., и т.д., и т.д.

Но то, что еще показал знаменитый тред на Реддите – это то, что сами насильники прекрасно знали, что делали. Даже если потом они все отрицали или говорили «тебе самой это понравилось». Они прекрасно знали, что делают, было ли это спланировано заранее или нет. Впали ли они в «трахо-транс» (англ.) или продумали все заранее. Испытывают ли они «некоторое раскаяние», или все еще дрочат на воспоминания о своих изнасилованиях.

«Как легко увидеть из признаний мужчин на Реддите, как бы они не оправдывали свое поведение в тот момент, они знали, что делают». (Источник - англ.)

Они. Знают. Это.

И проблема именно в том, что мы не можем этого доказать. Эти признавшиеся насильники откровенничали анонимно. Многие поудаляли свои аккаунты. Но все они знали, что делают. И мой насильник тоже понимал, что делает.

И в то же время ручаюсь вам, что абсолютно каждый из них на вопрос друга, или самой жертвы, или кого-то другого обязательно ответит: «да эта сука совсем с ума сошла» или «меня ложно обвинили». Почему? Да потому что даже если сами они знают, что они сделали, их жертвы не кричали, не царапались, не пинались и не сопротивлялись. У их жертв нет других доказательств, кроме своих слов, и насильники понимают это. Насильники знают, что их жертвам не поверят.

И они правы.

97 из 100 насильников разгуливают на свободе (англ.). На. Свободе. Продолжая разрушать жизни других людей.
Они делают то, что работает. Они насилуют своих пьяных знакомых потому что это работает. Они насилуют своих пьяных знакомых потому, что мы им это позволяем.
Мы должны отозвать данную насильникам социальную лицензию на изнасилования. Прежде всего, как общество – даже не затрагивая правовой аспект дела - мы должны принять ту точку зрения, что сексуальный контакт всегда должен происходить только при условии ясно выраженного согласия, данного всеми участниками; что любое отклонение от этого должно считаться ненормальным. (Источник)
Давайте задумаемся над самим словом «насильник». Является ли кто-то насильником, если он совершил только одно изнасилование? А если оно длилось всего лишь 2 или 3 минуты? А если это произошло «в результате недопонимания»? Прекрасная статья в Гардиан задает вопрос «Кто такой насильник?» (англ.)
Гораздо чаще мы говорим о том, кто не является насильником. Второзаконие говорит, что если ты не кричала, то он не насильник. Согласно законам некоторых стран, он не насильник, если он твой муж, и некоторые добавляют «или если он не женится на тебе после этого». У полицейских, работников прокуратуры, присяжных заседателей и простых обывателей, которые рано или поздно получают вызов в суд присяжных, есть миллиарды неписаных правил о том, кто не является насильником: знаменитость; мужчина, с которым жертва в тот вечер целовалась; мужчина, с которым у жертвы уже был секс по согласию; мужчина, который собирался заплатить жертве; «слишком привлекательный, чтобы прибегать к насилию» мужчина; мужчина, не угрожавший оружием; мужчина, который никого не насиловал до этого и кажется слишком старым, чтобы начинать сейчас… и так далее.
Дело в том, что в 75-80% случаев насильники не похожи на страшных бомжей, прячущихся в темных переулках или мерзкого вида типов, подбрасывающий наркотик в чей-то напиток. ЭТО ТАК ВАЖНО, ДАМЫ И ГОСПОДА: мы не можем определить насильника только по внешнему виду. И даже познакомившись с ним и хорошо (как нам кажется) узнав его. Они выглядят в точности как все остальные – могут быть даже красивыми, обаятельными и популярными – до тех пор, пока не начинают насиловать. [Все гиперссылки в следующей цитате ведут на англоязычные страницы – это ссылки на откровения мужчин на Реддите, анонимно признавшихся в совершении сексуального насилия того или другого вида - void_hours.]
Нам кажется, что личность насильника целиком и полностью определяется его преступными наклонностями, и что люди, чья жизнь не определяется исключительно их преступлениями – будь то звезды спорта, тренеры, международные лидеры, интернет-журналисты, разоблачающие грязную изнанку мировой политики, популярные режиссеры или певцы, или просто симпатичный сосед, примерный муж и отец – нет, они никак не могут быть насильниками.

Но жизнь и люди сложнее этой нехитрой конструкции. Симпатичный парень, к которому ты прижимаешься во время просмотра фильма, вдруг становится тем, кто насильно раздвигает твои ноги и которого только сильнее заводит твое сопротивление. Друг, которому ты разрешаешь переночевать в твоей квартире, становится тем, кто засовывает в тебя пальцы, когда ты слишком пьяна, чтобы понимать, что происходит.

Парень, которого ты подцепила, становится тем, кто игнорирует твои протесты и насильно разводит твои сжатые ноги. Один из твоих друзей, с которым ты шутила и смеялась всего полчаса назад, становится тем, кто заходит в твою комнату и, пока ты спишь, задирает твою юбку и щупает тебя, а затем включает свет, чтобы насладиться плодами своих трудов. Парень постарше, только днем по-приятельски болтавший с тобой, становится тем, кто заявляется к тебе посреди ночи и наваливается на тебя, прижимая к кровати. Твой любящий бойфренд, с которым у вас был секс по согласию, становится тем, кто зажимает тебе рот, чтобы заглушить крики, пока он анально насилует тебя, пребывая в «исступлении».

Кто-то из них останавливается, видя твои слезы или выражение твоего лица, или слыша «нет», или испугавшись твоего яростного сопротивления и криков. Кто-то идет до конца. Некоторые попадают в тюрьму, но подавляющее большинство остается на свободе.

Некоторые перерастают это и женятся на женщинах, которые понятия не имеют о том, что делал их муж; заводят детей, которых они хотят уберечь от мужчин, подобных себе; улыбаются тебе на родительских собраниях или даже неожиданно появляются у твоей двери годы спустя в качестве работника страховой компании, чтобы оценить размер ущерба, нанесенного ураганом. Некоторые прекращают, некоторые совершенствуются, некоторые проводят годы, ненавидя себя, некоторые хвалятся этим, некоторые мастурбируют, вспоминая, что они сделали. Но у всех у них есть одна общая черта: ни один из них не выглядел или не вел себя как насильник, и очень немногие из их знакомых (кроме случаев, когда на них заявляли в полицию) когда-либо заподозрят правду.

Как правило, это не потерявшие человеческий облик преступники-извращенцы, которых мы научены бояться. Они не всегда садисты, получающие наслаждение от страданий своей жертвы (хотя бывают и такие), но всех их объединяет тот факт, что в какой-то момент они перестают интересоваться чувствами партнерши, для них это становится совершенно ненужной и неважной для их удовольствия мелочью. В определенном смысле, они следуют старому как мир сценарию: секс – это то, чего хотят мужчины и чем обладают женщины, и ее сопротивление – это препятствие, которое нужно преодолеть – а отсутствие сопротивления, даже если она физически не в состоянии сопротивляться, считается молчаливым согласием. (Источник)
ЛОЖНЫЕ ОБВИНЕНИЯ

Согласно исследованию Лисака, приведенному в блоге Yes Means Yes (англ.), уровень распространенности ложных обвинений в Америке составляет около 5,9%. Это исследование рассмотрело абсолютно все заявления об изнасиловании, которые были зарегистрированы за 10 лет в полицеском управлении университета, оставшегося неназванным. [Вот эта статья приводит очень тщательный разбор проблемы ложных заявлений об изнасиловании - void_hours.]

Эти заявления были разбиты на четыре категории:
Ложные заявления: После тщательно проведенного расследования были найдены доказательства того, что преступление никогда не имело места.
Прекращенное дело: Дело было прекращено из-за недостаточности улик, невозможности идентифицировать преступника, отзыва потерпевшей заявления или если показания потерпевшей не попадали под определение сексуального насилия.
Дело, доведенное до дисциплинарного слушания: Были приняты формальные или неформальные меры дисциплинарного взыскания.
Недостаточность информации: досье не содержало достаточно минимально необходимой для классификации дела в ту или другую категорию информации.

Очень важным является примененное в данной работе определение ложного заявления. Они не взяли его с потолка. Они применили инструкции, выпущенные знаменитым бастионом феминистской индоктринации, известным под именем Международная ассоциация начальников полиции:
Определить, является ли заявление о сексуальном насилии ложным, можно только на основании веских доказательств того, что преступление или его попытка не были совершены. Подобное заключение можно сделать только после тщательно проведенного расследования. Ложные заявления нельзя путать со случаями, когда расследование не смогло доказать, что преступление против половой свободы имело место. В этом случае дело должно быть признано бездоказательным. Классификация заявления как ложного должна быть подтверждена доказательствами того, что преступление не имело места.
Я буду первой, кто признает, что ложные заявления иногда случаются. Женщины и мужчины, по совершенно непонятным мне причинам, могут лгать об этом – морально отвратительное преступление, почти настолько же ужасное, как само изнасилование. Но общество оказывает нам очень плохую услугу, обсуждая такие случаи так, как оно делает сейчас.

Каждый раз, когда оказывается, что женщина солгала об изнасиловании (англ.), об этом начинают кричать на каждом углу. Эта новость цитируется и рассылается, на нее тычут при каждом удобном случае, ее приводят в доказательство того, что «ГЛЯДИ! ЭТИ СУКИ ВСЁ ВРЕМЯ ЛГУТ!». В конце вот этого поста, в котором дается 15 примеров ложных обвинений (англ.), fain-would-i-climb восклицает «Вы хоть понимаете, что мужчинам, посаженным за ЛОЖНОЕ ИЗНАСИЛОВАНИЕ ПОЛОМАЛИ жизнь?» сразу после того, как отдать дань вечному «Невиновен, Пока Вина Не Доказана». Хм. Их вину доказали. Поэтому они попали в тюрьму. Если она после этого призналась, что соврала, то это только указывает на еще одну проблему с правовой системой, тем более что 97% насильников разгуливают на свободе.

Каждый день в Соединенных Штатах насилуют 1600 женщин. Вы хоть понимете, что ИЗНАСИЛОВАНИЕ ПОЛОМАЛО ЖИЗНЬ ЭТИМ ЖЕНЩИНАМ – при том, что 97% их насильников остались безнаказанными? Крошечная доля процента осужденных за изнасилование пострадали невинно. И хотя, конечно же, даже один – это недопустимо, но носиться с этой долей процента, как если бы это было хоть как-то сопоставимо с 97% НАСТОЯЩИХ НАСИЛЬНИКОВ, оставшихся безнаказанными, просто нелепо.

На эти 15 примеров, собранных за пятилетний период времени из трех разных стран, приходится около ТРЕХ МИЛЛИОНОВ женщин, которые были изнасилованы в одних только Соединенных Штатах [Это даже заниженная цифра - согласно результатам общенационального опроса по вопросам сексуального насилия и насилия со стороны интимного партнера (США, 2010), "Один процент или около 1.3 миллиона женщин сообщили о по крайней мере одном случае изнасилования или попытки изнасилования за 12 месяцев, предшествующих опросу" - что в пересчете на пять лет дает шесть с половиной миллионов пострадавших - void_hours]. Ну серьезно.

Люди просто не понимают, что ложные обвинения НАСТОЛЬКО РЕДКИ, что это становится гарантией прекрасной сенсационной истории для новостей.

Изнасилования, с другой стороны настолько обыденны (при 1600 изнасилований, совершаемых за один день только в США), что СМИ о них практически никогда не сообщают, если только это не громкое дело, со звездой культуры или спорта или политики в роли обвиняемого.

И очень часто в пример «ложных заявлений» приводят случаи, на самом деле к ложным заявлениям не имеющие никакого отношения.
№1. Отзыв заявления не означает признания во лжи. Люди отзывают заявления по целому ряду причин – угрозы им самим или членам их семей. Давление со стороны преступника, его друзей и семьи или следствия. Стыд. Психологическая травма. И так далее.

№2. Отказ от предъявления обвинений судебным порядком не означает признания во лжи. Жертвы отказываются от обвинений по целому ряду причин – в случаях изнасилования и сексуального насилия, как правило, потому что они не хотят быть повторно травмированы судебным процессом. Они не хотят, чтобы их обвиняли и унижали во время слушаний, особенно учитывая тот факт, что вероятность добиться обвинительного приговора составляет всего 3%. Они просто хотят попытаться забыть о происшедшем и начать склеивать осколки жизни, разбитой насильником.

№3. Недоказанное изнасилование не означает, что изнасилование не имело места. Опять-таки, только 14% дел вообще передаются в суд. Большая часть дел об изнасиловании прекращается даже без попытки найти и связаться с преступником, потому что доказательная база оказывается недостаточной, чтобы выиграть судебное дело. И имейте в виду, есть немало случаев, когда насильников оправдывали даже несмотря на видеозапись изнасилования или наличие результатов экспертизы ДНК и видимых физических повреждений. Их оправдывали даже когда жертва была не в состоянии говорить и двигаться из-за тяжелого церебрального паралича.
Это не имеет абсолютно никакого отношения к тому, произошло ли изнасилование на самом деле. На суде обвинения должны быть доказаны вне тени сомнения. И, как сказал мне один из моих кризисных консультантов, судья обязан обратиться к присяжным заседателям и сказать «если он считал, что согласие было дано, вы не можете его осудить». Серьезно. Даже если есть результаты экспертизы ДНК, ему достаточно сказать «Она хотела этого. Она дала согласие». Даже если есть синяки и царапины, ему достаточно сказать «Она любит жесткий секс». Даже если есть видеозапись, ему достаточно сказать «мы разыгрывали сцену, это была просто игра». И вот – тадам! – разумное сомнение, 97% остаются на свободе.

№4 Недостаточность доказательств не означает, что изнасилование не имело места. Если даже с результатами экспертизы ДНК, видимыми синяками и записанным на видео преступлением насильников оправдывают, то что же говорить о делах с меньшим количеством доказательств. В подавляющем большинстве случаев женщины не кричат и не дерутся потому, что они слишком напуганы. Они замирают. Они плачут. Они пытаются оттолкнуть насильника.
Это не значит, что это было не изнасилование.

Спектр сексуального насилия/изнасилований намного шире, чем принято думать. Слишком многие все еще полагают, что только стереотипное изнасилование является «настоящим», а это просто не соответствует действительности.
На каждого мужчину, который признался в спаивании жертвы, приходится тот, который просто навалился и прижал ее своим весом; на каждого, кто заявил, что был слишком возбужден, чтобы остановится, приходится признавшийся в сексуальном насилии над отключившейся женщиной; на каждого мужчину, домогавшегося практически незнакомой женщины, приходится тот, кто выбрал в жертву кого-то близкого.

Необходимо учить наших мужчин и мальчиков культуре сексуальных отношений. Они должны понять, что секс – это не игра, в которой только один победитель, это не «блюди себя» для одной стороны и «отхвати новую звездочку на фюзеляже» для другой. Это не когда ты своими гениталиями проделываешь что-то с гениталиями другого человека, даже не удосуживаясь взглянуть на него.

Это взаимодействие и общение двух людей, и если один из партнеров не участвует в половом сношении абсолютно добровольно и охотно, это не секс. Это становится изнасилованием – и неважно, как вы выглядите и как много хорошего в жизни сделали. Это делает вас насильником. (Источник - англ.)
ХОРОШО. НО Я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЕЕ НЕ НАСИЛОВАЛ, ЧТО БЫ ОНА ТАМ НЕ ГОВОРИЛА.

Скорее всего, дело в том, что вы по-разному определяете изнасилование. Не изнасиловал ли ты ее «по недопониманию»? Пыталась ли она остановить тебя? Плакала ли? Выглядела ли испуганной? Пыталась ли отстраниться? Говорила ли «нет», даже один раз? Дала ли свое согласие охотно или под физическим либо эмоциональным давлением? Из страха?
Когда насильник вступает в половое сношение, не утруждая себя получением согласия, это не «случайное» изнасилование. Изнасилования не происходят в результате недопонимания. Это не отдельные случаи, которые нельзя предотвратить. Это результат институционализированных системных привилегий, которые сопровождают мужчин всю их жизнь. Это свидетельство порочности всей системы мировосприятия насильника. Это результат того, что насильник привык обесценивать женщин, заявлять свои права на тела других, добиваться желаемого несмотря ни на что – и никогда не беспокоиться об этом, потому что никто никогда не выражал неодобрения его поведению. Это не случайность. Это система. (Источник - англ.)
Вопрос, который тебе стоило бы задать самому себе – это почему ты занялся сексом с человеком, который считает, что не давал или отозвал данное согласие.

Вот когда чувство ответственности и наличие совести становятся особенно важны.

Если дело действительно в недопонимании, то это твоя обязанность, обвиняемый, проявить сочувствие и человеческую порядочность и сделать все, чтобы извиниться и загладить вину.

Человеку, к которому ты достаточно хорошо относился, чтобы засунуть в него свой член, очень плохо. Невыносимо тяжело. Поверь, женщины совершенно не хотят себе титула жертвы изнасилования. Они проводят всю жизнь панически боясь получить его. Этот человек был травмирован. И если ты действительно относишься к ней как к человеку, а не инструменту для эякуляции, найди время и душевные силы узнать, в чем дело.

Если же ты все-таки считаешь ее средством для эякуляции, то, знаешь ли, ты вообще не имеешь морального права заниматься сексом. Это потребление другого человека.

@темы: гендерное насилие, деконструкция мифов, сексуальное насилие