21:17 

Рожке Хасселдине «Почему женщины так критично относятся друг к другу?»

melanhton
Джермейн Грир во время конференции Fem 08 в этом апреле сказала, что «то, что ее беспокоит относительно женского равенства и феминизма, это та мизогиния, которую демонстрируют сами женщины». Как только она это сказала, среди более чем 400 делегатов популярной конференции пронесся гул одобрения. Хотя многие темы того дня находили отклик у аудитории, и сама речь Грир вызвала противоречия из-за ее комментариев по другому поводу, это утверждение привело к самому явному коллективному согласию. Было ощущение, что каждая женщина знала, о чем говорит Грир, и вспоминала о своем собственном опыте предрассудков со стороны других женщин.

Впервые в жизни я встретилась с таким массовым согласием по поводу той критики, с которой женщины относятся друг к другу. Ранее я была в комнате полной студенток женского университета, которые делились своим опытом женоненавистничества со стороны других женщин. Мои клиентки и те, кто посещает мои «круги женской силы», рассказывают истории о подругах, коллегах-женщинах и родственницах, которые критиковали их, когда они говорили правду, отстаивали свои права и не мирились с тем, что их игнорируют или заставляют молчать. Слишком часто я слышу, как женщины признаются, что чаще встречаются с критикой других женщин, а не мужчин, что это «то, чего приходится ожидать». Почему так много женщин чувствуют критику и отсутствие поддержки со стороны других женщин, почему они говорят, что другие женщины не помогают им в карьере? Почему на работе есть социальные сети «своих парней», но нет сетей «своих девчонок»? Где же чувства сестринства и солидарности среди женщин?

Дискриминационное поведение женщин по отношению друг к другу открывает очень глубокую и темную сторону отношений женщин. Под популярным образом женщин, как более способных к отношениям, скрывается реальность, которая мешает нам поддерживать, защищать и бороться друг за друга. Что-то заставляет женщин ненавидеть друг друга, завидовать друг другу и принижать друг друга. Что-то учит женщин, что они должны использовать язык и орудия патриархата против других женщин.

Мы должны понять эту глубокую и темную реальность, если мы хотим, чтобы женщины добились полного равенства, потому что если мы этого не сделаем, то есть опасность, что мы будем саботировать прогресс друг для друга нашей собственной внутренней мизогинией. И я уверена, что знаю, в чем здесь суть. «Стервозная» субкультура девочек-подростков хорошо задокументирована, но если мы отнесемся к ней только как к симптому подросткового возраста, мы упустим кое-что очень важное из вида. Молодые девочки наглядно показывают нам, что происходит с женскими отношениями в культуре, где женщины не равны и часто остаются невидимыми. Те 400 делегатов конференции озвучили то, что знают все женщины: «стервозное» поведение - это не прерогатива девочек, оно встречается в любом возрасте!

Логично предположить, что женщины усваивают язык и гендерные представления наших матерей, бабушек и прабабушек о том, как должны выглядеть и вести себя «хорошие», «милые» и «приемлемые» женщины. Не усвоить весь этот сексизм очень трудно, потому что за отказ от него грозят вполне определенные последствия - это было особенно очевидно во времена наших матерей и бабушек, которые игнорировали, критиковали и отвергали «плохих» женщин. Для многих из нас усвоение языка и представлений патриархата было экономической необходимостью. В конце концов, если вы сжигаете тысячи и тысячи женщин по обвинению в колдовстве, то это не может не сказаться на последующих поколениях. Это создает эффект кругов на воде, которые распространяют страх быть самой собой и говорить то, что думаешь. В результате, игра по собственным правилам становится страшным выбором.

Когда женщины выходят из рамок стереотипов, это означает, что больше не страшно быть женщиной в патриархальном мире, что нет угрозы не только для женщин, которые решились быть сами собой, но и для женщин вокруг них. Конкуренция и зависть - это естественные реакции, когда женщины пытаются выжить в культуре, в которой они не равны с мужчинами. Иногда дискриминационное поведение между женщинами можно объяснить (но не оправдать) добрыми намерениями, когда женщины учат других женщин навыкам выживания, потому что они не хотят, чтобы те столкнулись с наказанием за нарушение правил. Например, мать может внушать своей дочери, что та должна выйти замуж за мужчину с хорошей зарплатой и уважаемой работой, даже если у нее нет с ним эмоциональной близости. Или еще хуже, мать может уговаривать дочь не уходить от мужа-насильника, потому что она считает, что нельзя выжить без мужчины. Прежде чем мы сурово осудим таких матерей, мы должны спросить себя, учили ли их каким-либо другим взглядам на жизнь? Какой выбор был у них самих для выживания? В конце концов, так и работает ненависть к женщинам. Выбор женщины ограничивается, ее голос заглушается, и многие женщины не знают никаких других альтернатив для выживания в патриархальном мире.

Зависть - это обычная вещь среди девочек и женщин. Я часто вижу, как женщины с трудом скрывают зависть каждый раз, когда они видят других женщин, которые проявляют себя и добиваются такого статуса, о котором они могут только мечтать. Это статус, которого они не знают, как добиться, или чувствуют, что у них нет на него права. Женская зависть - это естественная реакция на наш коллективный опыт невидимости, из-за которого женщины изголодались по вниманию. Целые поколения женщин не знали чужой заботы, но постоянно заботились об остальных, заставляли себя молчать, чтобы никого не расстроить, ставили свои собственные потребности на последнее место, и в результате, женщины страдают от эмоционального голода. Из-за этого тяжело видеть других женщин, которые кормят себя чужим вниманием, высоким статусом, самоуважением и заботой о себе, когда ты сама голодаешь. И пока мы не признаем, насколько мы на самом деле голодны, нашей реакцией будет - критиковать, принижать, сказать другим женщинам, что их неприемлемое поведение может быть и оправдано в какой-то ситуации, но все равно неправильно.

Феминизм должен сыграть решающую роль в борьбе с внутренней мизогинией женщин. Именно поэтому борьба за равные права с помощью изменения законодательства - это только половина битвы. Если политическое - это личное, то феминизм - это не только внешняя, но и внутренняя работа. Необходимо демонстрировать, как женщины ограничивают сами себя с помощью усвоенного языка и гендерных ожиданий, только тогда мы создадим мир женщин, которые чувствуют, что у них есть право не мириться с отказом. Когда женщины начнут осознавать, что их учили выживать на полуголодной диете невидимости и молчания, то им больше не нужно будет завидовать женщинам, которые требуют, чтобы их видели, слышали и уважали. Матери больше не будут учить своих дочерей, как выживать в условиях дефицита заботы о себе, потому что они сами больше не будут выживать, игнорируя собственные потребности.

Без глубокого понимания того, насколько глубоко засел патриархат в нас самих, есть опасность, что женщины будут вести себя как крабы в корзине. Как только одной удастся сбежать и добраться до вершины, другие будут стягивать беглянку назад. Страх, что тебя не будут любить, что ты останешься одна, что за побег и отстаивание своих прав придет расплата - это сильный мотив, который заставляет женщин тянуть друг друга обратно, где все довольно печально, но зато безопасно и знакомо.

Женщины очень долго учились, как выживать, имея самую малость. Чего мы пока не умеем, так это осознавать наш коллективный голод и поощрять друг друга к тому, чтобы добывать то, чего нам не хватает. Мы пока что с трудом признаем, как ужасно чувствовать, что тебя критикуют, не поддерживают и игнорируют другие женщины. Это кажется крайним предательством. Женщины говорили, что от этого гораздо хуже, чем от критики или отвержения со стороны мужчины, потому что от мужчин они этого и так ждали. Но они не ждали того же от своих сестер. Отсутствие или недоверие к связи «Я с тобой, сестра» разрушает наши отношения. Женщины с рождения хотят и нуждаются в связи с другими женщинами. Нам нужно, чтобы другие женщины слышали и поддерживали нас, и когда у нас этого нет, или нам в этом могут в любой момент отказать, это нарушает наше нормальное развитие и переживается как невосполнимая утрата.

Чтобы женщины процветали, нам нужно держаться вместе. Нам нужно заново создавать чувство связи между женщинами, которое было у нас в библейские времена у деревенского колодца или в красной палатке, где женщины собирались, рассказывали истории, поддерживали друг друга и передавали свою женскую мудрость. Я не говорю, что женщинам в те времена жилось хорошо, я говорю о том, что женщины потеряли чувство сообщества с другими женщинами. Поговорка про то, что «вместе мы устоим, по отдельности нас сломят» верна. Вместе мы можем быть силой, с которой придется считаться. Если же мы одни, то сразу становится намного труднее встать и сказать «нет». Я снова и снова слышу, как женщины изголодались по чувству силы, поддержки и заботы в женском сообществе. Нам нужно признать и отучиться от нашей внутренней мизогинии, так чтобы мы смогли преуспеть и спасти этот больной мир.

Источник:

www.thefword.org.uk/features/2008/06/why_are_women_s

@темы: мизогиния, феминизм

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Фемоблог

главная