melanhton
Оригинал взят у ljwanderer в Право быть ученой


"В стенах С-Петербургского женского медицинского института небывалое оживление: стоит шум, точно в большом пчелином улье.Рукоплещут появившейся на кафедре представительной женщине с легкой проседью в темной короне волос и милой улыбкой молодого лица;приветствуют новую победу женщины, первую лекцию приват-доцента Е.Ф.Ковалевской"
Т.Л.Щепкина-Куперник (Женская газета 1912 N1 )



Что же это была за победа?


Екатерина Федоровна Виноградова вышла замуж в 1900 году за Владимира Александровича Ковалевского, сына знаменитого биолога А.П.Ковалевского. за неимением возможности, как женщине, учиться в России, уехала за границу. Ковалевская стала одной из первых женщин-докторов химии. Возвратившись домой, она получила лишь место лаборанта кафедры химии в Политехническом институте. Несмотря на рождение двоих дочерей Екатерина Федоровна продолжала самостоятельно заниматься научной деятельностью, и, наконец, в 1912 г. была избрана приват-доцентом Женского медицинского института.

В российской общественной и научной среде конца 19-го и начала 20-го века были довольно популярны идеи о природных предпосылках неполноценности женщин. Выдвигались теории о том, что женщины физически слабее мужчин, их кровь содержит больше воды, мозг слабее, а функция материнства серьезно ослабляет организм, что уровень способностей у мужчин выше, чем у женщин.

Русский философ Н.А. Бердяев, например, обосновывал неполноценность женщины ее природными свойствами, а именно «природно-родовой стихией пола». Поскольку, по мнению Бердяева, «творческая мощь индивидуальности умаляется и распадается в деторождении», в бесконечности рода распадается и личность. Поэтому, считал Бердяев, «творческая гениальность враждебна стихии рода, с трудом совместима с деторождением», а значит, «наиболее рождающий - наименее творящий» (Бердяев Н.А. Смысл творчества)
В связи с этим, и законодательство того периода определяло женщину как существо, нуждающееся во внешнем авторитете,которое следует поставить в определенные границы.
Примером такого отношения может служить известная однофамилица Екатерины Федоровны - Софья Ковалевская.


В 1868 г. Софья Васильевна Ковалевская сделала попытку поступить на математическое отделение Санкт-Петербургского университета. Однако профессор физики Ф. Ф. Петрушевский, к которому она обратилась, ответил отказом, сославшись на то, что "существует закон не пускать женщин на лекции; пускать же неофициально он не возьмется".

Когда после учебы за границей Софья попросила подтвердить ее диплом на родине, в ответ услышала от одного из профессоров: ”Что же после этого нам прикажут и обезьян экзаменовать?”

В июле 1874 года совет Геттингенского университета заочно, без формальной защиты присудил Ковалевской степень доктора философии по математике и магистра изящных искусств "с наивысшей похвалой".

Ковалевская мечтает преподавать математику в российском университете, но в России женщинам с высшим образованием разрешено поступать лишь на должности школьных учителей, возможности для женщины заниматься математикой в России нет.

Зато ее берут в Стокгольмский университет, где она назначается сначала временным, потом – пожизненным профессором.В 1889 г Ковалевскую избрали членом-корреспондентом на физико-математическом отделении Российской академии наук.

В 1890-м году у Ковалевской появилась надежда, что ее изберут в члены академии на место умершего математика Буняковского, но все напрасно. При этом, когда она пожелала, как член-корреспондент, присутствовать на заседании Академии, ей ответили, что пребывание женщин на таких заседаниях "не в обычаях Академии".

Властные структуры шли на изменения сложившегося социального статуса женщин с колоссальным трудом, как правило, лишь под влиянием внешних обстоятельств, нажима снизу.
Однако,необходимость вовлечения женщин в общественно-политическую жизнь занимали умы все большего числа ученых, писателей, государственных деятелей. Все настойчивее звучали мысли о том, что малосоциальная мать может воспитать только раба, что признание за женщинами избирательного права обусловлено интересами государства, общества и культуры.

Тем не менее, правительство не спешило менять патриархальные порядки и допускать женщин к образованию и самостоятельной жизни.

В 1899 г. Министерство народного просвещения тратило на низшие учебные заведения 0,3% общего объема государственного бюджета, в 1905 г. – 0,6%27. В начале ХХ в. расходы на народное образование из госбюджета составляли всего 26% от общей суммы расходов на эти цели

По статистическим данным за 1898 г., из всего мужского населения в Российской империи училось в школах около 4,8%, а из женского - 1,6%.

Женское образование в России с большими трудностями пробивало себе дорогу. Самым веским аргументом его противники считали такой: у женщины только одна нормальная профессия - быть женой, матерью и воспитательницей своих детей.

Исходя из этого, женский общеобразовательный курс был существенно сокращен по сравнению с мужским: математика и иностранные языки были необязательными, курс физики устранялся, естествознание допускалось только в элементарном виде

Принятый в 1863 г. университетский устав разрешал женщинам слушать лекции, но не получать ученые степени с возможностью дальнейшей работы.

Именно поэтому им приходилось уезжать за границу. Поэтому в период 1864-1872 г.г. в университете Цюриха три четверти учившихся женщин составляли студентки из России. Они возвращались домой с научными степенями и требовали права на работу.

Елизавета Федоровна Литвинова
(1845-1919) самостоятельно изучала математику в России. В 1872 году отправилась в Политехнический институт Цюриха, где в 1876 году удостоилась степени бакалавра. Докторскую степень получила через два года в университете Берна, несмотря на российский декрет о том, что все российские женщины, обучающиеся в Цюрихе, должны были вернуться в Россию еще в 1873 году. Когда же она вернулась, то не могла найти работу преподавателя и вынуждена была согласиться на должность учителя младших классов в женской гимназии. За свою жизнь Литвинова опубликовала более 70 работ по философии и практике преподавания математики.

Вера Евстафьевна Богдановская
(1866-1896) успешно закончила Высшие женские курсы. Министр просвещения И.Д.Демьянов, узнав о намерении В.Е.Богдановской стать ассистентом, а затем, возможно, и преподавателем на курсах, назвал её «нигилистской» и порекомендовал искать практическую работу при каком-нибудь другом учреждении. Преодолеть старое предубеждение о том, что женщина и наука – две вещи несовместимые было трудно. В 22 года молодая женщина уехала за границу, где и получила степень доктора химии.

Спустя три года Богдановская возвратилась в Петербург, имея репутацию перспективного исследователя и ученого. По настоянию профессуры Высших женских курсов И.Д.Демьянов все же дал разрешение работать ассистенткой, из которой она негласно превратилась в преподавателя. Богдановская была не только одним из первых женщин –химиков, но и первой в России женщиной, написавшей учебник («Начальный учебник химии» Богдановской)

Про Богдановскую можно прочитать здесь


Юлия Всеволодовна Лермонтова
В 1869 г. Юлия подает прошение о приеме в Петровскую земледельческую (ныне Тимирязевскую) академию. Получив отказ, Юлия принимает решение ехать учиться за границу. Но одиноких девушек за границу не пускают. На помощь приходит Софья Ковалевская, она уговаривает Юлиных родителей отпустить дочь за границу вместе с Ковалевскими.

В 28-лет Юлия Лермонтова становится доктором химии и возвращается в Москву из Геттингенского университета. В честь Лермонтовой сам Дмитрий Иванович Менделеев устроил у себя дома торжественный ужин. Здесь Юлия Всеволодовна повезло, она познакомилась с Бутлеровым, который пригласил ее работать в своей лаборатории в Петербургский университете.

РУССКОЕ СЛОВО
03 сентября (21 августа) 1901 года
ТЕЛЕФОНЪ
(Отъ нашихъ корреспондентовъ).
ПЕТЕРБУРГЪ.
Философский факультет Геттингенского университета удостоил ученой степени доктора (magna cum laude) нашу соотечественницу (из гор. Симбирска) Н.Н.Гернет, избравшую своей специальностью чистую математику.
Г-жа Гернет окончила в 1898 г. с.-петербургские высшие женские курсы по математическому отделению и затем в течение трех лет работала в Геттингене под руководством профессоров Клейна и Хильберта.


Еще одна яркая личность – математик Надежда Николаевна Гернет

Гернет защитила диссератацию на степень доктора и вернулась на родину, чтобы преподавать на Высших женских курсах.
После защиты магистерской диссертации в 1915 г. она, наконец, получила должность профессора и стала второй женщиной-математиком, получившей ученую степень в русском университете.


Федченко Ольга Александровна -
первая в России женщина-ботаник

Ольга Федченко, в девичестве Армфельд, будучи еще юной 19-ти летней особой стала членом-основателем Общества любителей естествознания.

Выйдя замуж, она самоотверженно помогала мужу в написании научного труда «Антропология». Ведя научно-исследовательскую работу, супруги путешествовали по Австрии, Италии, осуществили четыре экспедиции по Туркестану.
Работа в Туркестанской экспедиции требовала не только серьезной научной подготовки, материальных затрат, но и личного мужества. Для охраны экспедиции была выделена сотня казаков с артиллерией. Ольге Федченко пришлось преодолевать скептическое отношение к себе со стороны проживающих здесь русских, в основном, военных.;

И.В.Мушкетов, русский геолог и географ так впоследствии писал об Ольге Александровне: «Деятельность этого талантливого исследователя поистине изумительна, в особенности если учесть, что экспедиция А. П. Федченко состояла всего из него самого и его благородного товарища Ольги Александровны Федченко, которая с редким для женщин самоотвержением разделяла все труды и лишения своего мужа».

Оставшись вдовой, Александра продолжала вести научную работу в области ботаники. Затем уже с повзрослевшим сыном Ольга осуществила ряд новых научных экспедиций.
В 1906 году Ольгу Федченко избрали членом-корреспондентом Российской академии наук. Ее перу принадлежит около 70 крупных научных трудов, кроме того, она издала альбом «Виды русского Туркестана» — но уже как художник.

** еще почитать про Ольгу Федченко здесь


Не лучше ситуация была и в медицине.
Когда в 1872 г. были открыты женские курсы при Медико-хирургической академии Петербурга, подчиненной военному министерству, студенток поставили под строжайший надзор. Чтобы обеспечить их политическую лояльность, было решено принимать в академию женщин только старше 20 лет с согласия родителей или мужа; курсистки обязывались носить прическу с сеткой для волос и аккуратно одеваться.


Надежда Суслова мечтала поступить в Военную медико-хирургическую академию в Петербурге. Но женщин в это учебное заведение не принимали.

Надежда Прокофьевна добилась у профессоров академии разрешения посещать лекции и занятия в лабораториях в качестве вольного слушателя.

Но в 1864 году вышло распоряжение военного министра, запрещающее женщинам обучаться в академии даже в качестве вольнослушателей.

Пришлось уехать в Швейцарию. Там в 1867 она получила высшее образование, и первой из женщин России получила ученую степень и звание доктора медицины, хирургии и акушерства.

В 1868 году Н.П. Суслова вернулась в Россию. Прежде чем получить разрешение работать врачом ей пришлось снова сдавать все экзамены и вторично защищать диссертацию.

В 1868 году Суслова получила право на врачебную практику и стала первой в истории России женщиной-врачом;

В Середине 1910-х годов разделы газетных хроник уже регулярно сообщали о женщинах, получивших ученые степени и места на кафедре:
" 30 сентября 1914 года в медицинском факультете московского университета женщина-фармацевт Кебенова защитила диссертацию…Это третий случай получения в России женщиной высшей ученой фармацевтической степени"

“М.А, Островская , получившая в Петроградском университете звание магистра русской истории, была избрана приват-доцентом историко-филологического факультета. Утверждение в этом звании тормозилось принципиальным решением вопроса о праве женщин на занятие университетских кафедр…В настоящее время (октябрь 1914)… она является первой женщиной- профессором в русских университетах "


Софья Васильевна Ворошилова-Романская
- первая русская женщина, профессионально занимавшаяся наблюдательной астрономией.В 1903 году окончила Бестужевские курсы, а с 1908 года стала работать в Пулковской обсерватории в должности вычислителя и лишь в 1909 году – на должность астронома.


Инна Николаевна Леман-Балановская закончила физико-математический факультет Бестужевских курсов.

Не удовлетворяясь небольшой программой астрономии, принятой в те годы на курсах, И.Н.Леман в каникулярное время вела наблюдения на обсерватории Петербургского университета или работала в Пулкове у профессора С.К.Костинского, затем уехала в Гёттингенский университет.


И.Н.Леман-Балановская в числе студентов Гёттингенского университета (1906-1911 гг)

Отлично закончив университет, Инна Николаевна Леман была удостоена ученой степени доктора философии.

Так как заграничный диплом доктора в те времена в России не давал никаких прав, вернувшись на родину в Петербург, И.Н.Леман возобновила научную работу при астрофизической кафедре Бестужевских курсов, сначала как «оставленная при курсах».

Затем, уже на практических занятиях, она стала ассистентом профессора Белопольского, который и пригласил ее работать в Пулковскую обсерваторию.

Несмотря на свое докторское звание, И.Н.Леман тоже была принята только вычислителем и поначалу участвовала лишь в коллективных работах старших астрономов.

Полноправным научным сотрудником она становится лишь в 1923 году.

еще почитать про Леман-Белановскую можно здесь


"Чего стоили такие успехи можно понять, если посмотреть финансовое участие государства в организации женского образования.
Хотя под давлением общественности в стране стали открываться женские курсы, вплоть до конца существования царской империи они не получали поддержки от государства. Финансировали же высшее женское образование своими пожертвованиями и средствами на обучение частные благотворительные организации.
Только с 1911/12 г г. Министерство народного просвещения России выделило на высшее женское образование 3% своего бюджета. Многие студентки жили в нужде.

Проведенное в 1909 г. исследование показало, что 22% слушательниц Высших женских курсов не могли позволить себе регулярно питаться; на Политехнических женских курсах страдали от хронического недоедания 33% учащихся. Поэтому не случайно со времени введения высшего женского образования в России именно курсистки составляли подрастающее поколение деятельниц организованного женского движения.
Это осознание редко исчезало в процессе обучения. Женщины объединялись в общества соответственно своим интересам, чтобы помогать друг другу и одновременно бороться за политические реформы с целью достижения равенства в обществе."
(Б. Пиетров-Эннкер «Новые люди» России. Развитие женского движения от истоков до Октябрьской революции», - Москва; Российский государственный гуманитарный университет, 2005 год.)

Все это дает возможность осознать, сколько сил нужно было затратить и на какие жертвы пойти в то время русской женщине, чтобы воплотить свою мечту – заниматься наукой.

@темы: выдающиеся женщины, невидимый труд, феминизм